Zorkamilk.ru

Домашние наши друзья
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Ленинградский зоопарк показал «охоту» тигра Амадея

Объятия удава. Как живут змеи Красавица и Эсмеральда в Ленинградском зоопарке

Если бы Красавица и Эсмеральда могли встать во весь рост, то дотянулись бы головами до потолка. Но сделать это они не могут, потому что ног у них, по сути, нет — лишь рудименты задних конечностей. Эти «дамы» — тигровые питоны — представительницы одного из самых крупных видов неядовитых змей.

Питона называют тигровым из-за рисунка кожи, который напоминает шкуру тигра. Обычно эти рептилии имеют светло-коричневый окрас с темным узором. Есть и желтые экземпляры. Фото Михаила Солдатенкова

Живут они в Ленинградском зоопарке уже около десяти лет и очень привыкли к ухаживающим за ними людям. Когда кто-либо из сотрудников заходит в вольер, они стараются положить свою голову ему на плечо и ждут, чтобы человек их погладил.

Однако в природе питоны далеко не так безобидны. Днем они скрываются в тропических лесах, болотах, зарослях кустарников. А в сумерках или ночью выходят на охоту и подстерегают свою жертву, сидя в засаде. У этих рептилий слабое зрение, и добычу они обнаруживают благодаря теплочувствительному органу — термолокатору. Спастись от питона почти невозможно — эта змея достаточно быстро двигается, прекрасно плавает и лазает по деревьям. Питоны не имеют яда и убивают попавшееся животное, сжимая его кольцами своего сильного тела.

Добычу змеи заглатывают целиком благодаря эластичным связкам между верхней и нижней челюстями. Питон способен раздвигать пасть на несколько десятков сантиметров.

Правда, на взрослого человека они нападают крайне редко. А вот ребенок вполне может стать их добычей. И такие случаи были. Однажды семья, которая держала питона в качестве питомца, обнаружила «домашнего любимца» в колыбельке своего малыша. Змея собиралась им поужинать.

Родина тигровых питонов — Юго-Восточная Азия. Встречаются эти змеи на востоке Индии и в Южном Китае. А сравнительно недавно они появились и во Флориде. Первый тигровый питон был замечен во флоридском национальном парке в восьмидесятых годах прошлого века. Со временем количество этих многометровых рептилий начало увеличиваться, их стали встречать не только в глухих и отдаленных местах, но и неподалеку от жилых поселений, куда они заползают в поисках пищи.

Специалисты считают, что виноваты в этом любители экзотических животных. Просто одно время держать тигровых питонов дома было модно. Вот зооторговцы и стали их ввозить в страну. А покупатели редко задумывались, что будет с их питомцами, когда они вымахают до 4 метров и больше. Многие просто их отпускали на улицу. Между тем питоны быстро размножаются. Из отложенных шестидесяти и более яиц уже через два месяца появляются детеныши. Результат — в 2015-м американская служба национальных парков оценивала их численность в 100 тысяч особей. В итоге на рептилий была объявлена охота.

Что же касается питонов, живущих в Ленинградском зоопарке, то для них здесь созданы все условия, приближенные к природным. За состоянием их здоровья наблюдают специалисты.

Создать для рептилий столь же комфортную среду в обычной квартире практически невозможно. Об этом стоит помнить тем, кто собирается завести домашнего питона. А еще знать, что эта змея — хищник, и очень сильный, в экстремальных случаях противостоять ей невозможно. И вообще лучше учиться на чужих ошибках. У нас, конечно, не так тепло, как во Флориде, но рисковать лишний раз не стоит.

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 205 (6558) от 31.10.2019 под заголовком «Объятия удава».

Ленинградский зоопарк во время блокады

Блокада Ленинграда – одна из самых страшных страниц в истории города. Суровая зима 1941-42-х гг. довершила то, что было начато силами беспощадного противника. Тяжело было всем, жители гибли от голода и холода, казалось, помощи ждать неоткуда. Однако даже в те ужасные времена нашлись люди, которые, не жалея себя, пытались спасти несчастных животных из Ленинградского зоопарка.

Как это возможно – сохранить более ста шестидесяти зверей и птиц в городе, на улицах которого то и дело разрывались вражеские снаряды, где полностью прекратилась подача электроэнергии, что повлекло за собой отключение водопровода и канализации, где их просто не чем было кормить?

Конечно, сотрудники зоосада еще до начала осады пытались спасти уникальных животных. В срочном порядке в Казань было вывезено около 80 зверей, среди которых находились черные пантеры, тигры, белые медведи, американский тапир и огромный носорог. Однако всех увезти не удалось.

Около шестидесяти обитателей зверинца в начале войны оказались в Белоруссии. Их привезли в Витебск, чтобы продемонстрировать местным ребятишкам. Однако планы людей были разрушены так неожиданно начавшейся войной. Спасаясь от бомбежек, сотрудники зоосада пытались уберечь как можно больше животных.

Среди их подопечных был и американский крокодил. К сожалению, вывезти его не могли, так как для передвижения ему были нужны особые условия. Кто-то предложил отпустить крокодила в воды Западной Двины, эту идею поддержали, и теплолюбивая рептилия отправилась в свободное плаванье. О его дальнейшей судьбе так никто и не узнал.

В самом Ленинграде еще до начала бомбежек люди были вынуждены застрелить оставшихся крупных хищников. Конечно, было жаль ни в чем не повинных животных, однако оставить их означало подвергнуть опасности жителей города: оказавшись на свободе в результате разрушения клеток снарядами, они вполне могли отправиться на охоту.

В начале сентября сорок первого Ленинград был окружен. К тому времени в зоосаде оставались бизоны, олени, слониха Бэтти, бегемотиха Красавица, дрессированные медвежата, лисята, тигрята, тюлень, два ослика, обезьяны, страусы, черный гриф и множество мелких животных. Ох и нелегко им было во время бомбежек!

Большинство зверей в ужасе метались по клеткам, рычали от страха медвежата, забивались в угол птицы, а вот серна, напротив, почему-то взбиралась на горку и стояла там, дожидаясь конца обстрела. Слониха Бэтти, едва услышав звуки сирены, поспешно отправлялась в свой домик. Не было у нее другого убежища. К несчастью, 8 сентября прямо рядом с ее вольером разорвалась одна из трех фугасных бомб, сброшенных с немецкого бомбардировщика, которая убила сторожа и смертельно ранила саму Бэтти. Бедняжка скончалась через 15 минут прямо на развалинах слоновника. Ее похоронили на территории зоопарка.

Читать еще:  Чёрный котёнок из приюта неожиданно стал менять цвет

В ту страшную ночь также погибли умные медвежата и веселые лисята. Были разрушены стены обезьянника, из-за чего приматы разбежались по округе. Утром сотрудники собирали их, дрожащих от страха, по всему городу. Неповоротливый бизон провалился в воронку. У людей просто не было сил, чтобы вытащить его оттуда, поэтому они соорудили настил и выманивали его кусочками сена, разложив их от дна до края ямы.

В другую ночь ранило козу и пару оленей. Сотрудница Коновалова делала животным перевязки, делилась с ними собственным хлебом и поставила их на ноги. Однако бедолаг убило во время другого обстрела, который также унес с собой тигрят и огромных бизонов.

Нелегко пришлось и бегемоту Красавице, которую привезли в зоопарк вместе с Бэтти в далеком 1911 году. Конечно, ей повезло намного больше, чем ее несчастной подруге: она выжила и прожила долгую счастливую жизнь, однако без самоотверженной помощи Евдокии Дашиной чуда бы не произошло. Дело в том, что кожа бегемота должна быть постоянно смочена водой, иначе она быстро пересыхает и покрывается кровавыми трещинами. А зимой сорок первого городской водопровод не работал и бассейн Красавицы оставался пустым.

Что делать? Евдокия Ивановна каждый день привозила на саночках из Невы сорокаведерную бочку с водой. Воду грели и поливали ею бедную бегемотиху. Трещины смазывали камфорной мазью, исстрачивая до килограмма в день. Вскоре кожа Красавицы зажила, и она смогла с достоинством скрываться под водой во время бомбежек. Дожила она до 1951 года и умерла от старости, не заработав ни одной хронической болезни. «Вот она, блокадная закалка!» — с восхищением говорили впоследствии ветеринары.

Разумеется, в те страшные годы зоосад не финансировался, и выживание животных полностью зависело от его служащих. В первые месяцы войны они собирали на полях трупы убитых снарядами лошадей, рискуя жизнью, убирали с полей овощи. Когда эта возможность была утеряна, люди косили серпами оставшуюся траву во всех возможных точках города, собирали рябину и желуди. Весной всю свободную территорию превратили в огороды, где выращивали капусту, картофель, овес и брюкву.

Но так можно спасти только животных-вегетарианцев, а как быть с остальными? Если медвежата, возмущаясь, все же ели фарш из овощей и травы, то тигрята и гриф напрочь отказались от такой диеты. Ради них отыскали завалявшиеся шкурки кроликов, набивали их смесью травы, жмыха и хряпы и смазывали тушки снаружи рыбьим жиром. Так удалось не дать умереть с голоду привередливым хищникам.

Хищным птицам в такую смесь добавляли рыбу. Грифы согласились есть только вымоченную соленую рыбу. А вот самым несговорчивым оказался беркут, ради которого людям пришлось ловить крыс.

Известно, что взрослый бегемот в сутки должен получать от 36 до 40 кг корма. Разумеется, в блокадные годы и речи не могло быть о таком «пиршестве». Красавице давали 4-6 кг смеси из травы, овощей и жмыха, добавляя туда 30 кг распаренных опилок, просто для того, чтобы заполнить ей желудок.

В ноябре 1941 года в зоосаде произошло пополнение: у гамадрила Эльзы родился малыш. Молока у матери не было, однако местный роддом ежедневно выделял немного донорского молока, благодаря чему гамадрильчик смог выжить.

Удивительно, однако Ленинградский зоопарк закрывался только зимой 41-42-х гг. Уже весной обессиленные сотрудники расчищали дорожки и чинили вольеры, чтобы летом пустить первых посетителей. Выставлялись 162 животных. За лето на них пришло посмотреть около 7400 ленинградцев, что доказывало необходимость такого мирного учреждения в те страшные годы.

Многие служители ночевали прямо в зоосаде, не желая покидать своих подопечных ни на миг. Их было немного – всего два десятка, но этого оказалось достаточно, чтобы спасти множество жизней. 16 человек были награждены медалью «За оборону Ленинграда», а сам зоопарк было решено не переименовывать, чтобы сохранить память о подвиге сотрудников-блокадников.

Огромное спасибо администрации Ленинградского зоопарка за предоставленные фото материалы.

Ленинградский зоопарк во время блокады

Блокада Ленинграда – одна из самых страшных страниц в истории города. Суровая зима 1941-42-х гг. довершила то, что было начато силами беспощадного противника. Тяжело было всем, жители гибли от голода и холода, казалось, помощи ждать неоткуда. Однако даже в те ужасные времена нашлись люди, которые, не жалея себя, пытались спасти несчастных животных из Ленинградского зоопарка.

В.К. Буряк и слониха Бэтти. 1932 год.

Как это возможно – сохранить более ста шестидесяти зверей и птиц в городе, на улицах которого то и дело разрывались вражеские снаряды, где полностью прекратилась подача электроэнергии, что повлекло за собой отключение водопровода и канализации, где их просто не чем было кормить?

Конечно, сотрудники зоосада еще до начала осады пытались спасти уникальных животных. В срочном порядке в Казань было вывезено около 80 зверей, среди которых находились черные пантеры, тигры, белые медведи, американский тапир и огромный носорог. Однако, всех увезти не удалось.

Вход в зоосад. Почтовая карточка. 1920 годы.

Около шестидесяти обитателей зверинца в начале войны оказались в Белоруссии. Их привезли в Витебск, чтобы продемонстрировать местным ребятишкам. Однако планы людей были разрушены так неожиданно начавшейся войной. Спасаясь от бомбежек, сотрудники зоосада пытались уберечь как можно больше животных.

Среди их подопечных был и американский крокодил. К сожалению, вывезти его не могли, так как для передвижения ему были нужны особые условия. Кто-то предложил отпустить крокодила в воды Западной Двины, эту идею поддержали, и теплолюбивая рептилия отправилась в свободное плаванье. О его дальнейшей судьбе так никто и не узнал.

В самом Ленинграде еще до начала бомбежек люди были вынуждены застрелить оставшихся крупных хищников. Конечно, было жаль ни в чем не повинных животных, однако оставить их означало подвергнуть опасности жителей города: оказавшись на свободе в результате разрушения клеток снарядами, они вполне могли отправиться на охоту.

Читать еще:  Ниф-Ниф и другие: вьетнамские свиньи прижились в ереванском зоопарке

Бегемот Красавица. 1935 год.

В начале сентября сорок первого Ленинград был окружен. К тому времени в зоосаде оставались бизоны, олени, слониха Бэтти, бегемотиха Красавица, дрессированные медвежата, лисята, тигрята, тюлень, два ослика, обезьяны, страусы, черный гриф и множество мелких животных. Ох и нелегко им было во время бомбежек!

Большинство зверей в ужасе метались по клеткам, рычали от страха медвежата, забивались в угол птицы, а вот серна, напротив, почему-то взбиралась на горку и стояла там, дожидаясь конца обстрела. Слониха Бэтти, едва услышав звуки сирены, поспешно отправлялась в свой домик. Не было у нее другого убежища. К несчастью, 8 сентября прямо рядом с ее вольером разорвалась одна из трех фугасных бомб, сброшенных с немецкого бомбардировщика, которая убила сторожа и смертельно ранила саму Бэтти. Бедняжка скончалась через 15 минут прямо на развалинах слоновника. Ее похоронили на территории зоопарка.

Погибшая Бетти. 10 сентября 1941 года.

В ту страшную ночь также погибли умные медвежата и веселые лисята. Были разрушены стены обезьянника, из-за чего приматы разбежались по округе. Утром сотрудники собирали их, дрожащих от страха, по всему городу. Неповоротливый бизон провалился в воронку. У людей просто не было сил, чтобы вытащить его оттуда, поэтому они соорудили настил и выманивали его кусочками сена, разложив их от дна до края ямы.

Руины слоновника. 1941 год.

В другую ночь ранило козу и пару оленей. Сотрудница Коновалова делала животным перевязки, делилась с ними собственным хлебом и поставила их на ноги. Однако бедолаг убило во время другого обстрела, который также унес с собой тигрят и огромных бизонов.

Места попаданий бомб. 1941 год.

Нелегко пришлось и бегемоту Красавице, которую привезли в зоопарк вместе с Бэтти в далеком 1911 году. Конечно, ей повезло намного больше, чем ее несчастной подруге: она выжила и прожила долгую счастливую жизнь, однако без самоотверженной помощи Евдокии Дашиной чуда бы не произошло. Дело в том, что кожа бегемота должна быть постоянно смочена водой, иначе она быстро пересыхает и покрывается кровавыми трещинами. А зимой сорок первого городской водопровод не работал и бассейн Красавицы оставался пустым.

Е.И. Дашина у бегемота Красавица. 1943 год.

Что делать? Евдокия Ивановна каждый день привозила на саночках из Невы сорокаведерную бочку с водой. Воду грели и поливали ею бедную бегемотиху. Трещины смазывали камфорной мазью, исстрачивая до килограмма в день. Вскоре кожа Красавицы зажила, и она смогла с достоинством скрываться под водой во время бомбежек. Дожила она до 1951 года и умерла от старости, не заработав ни одной хронической болезни. «Вот она, блокадная закалка!» — с восхищением говорили впоследствии ветеринары.

Группа верблюдов на фоне американских гор. 1936 год.

Разумеется, в те страшные годы зоосад не финансировался, и выживание животных полностью зависело от его служащих. В первые месяцы войны они собирали на полях трупы убитых снарядами лошадей, рискуя жизнью, убирали с полей овощи. Когда эта возможность была утеряна, люди косили серпами оставшуюся траву во всех возможных точках города, собирали рябину и желуди. Весной всю свободную территорию превратили в огороды, где выращивали капусту, картофель, овес и брюкву.

Черный гриф Верочка. 1946 год.

Но так можно спасти только животных-вегетарианцев, а как быть с остальными? Если медвежата, возмущаясь, все же ели фарш из овощей и травы, то тигрята и гриф напрочь отказались от такой диеты. Ради них отыскали завалявшиеся шкурки кроликов, набивали их смесью травы, жмыха и хряпы и смазывали тушки снаружи рыбьим жиром. Так удалось не дать умереть с голоду привередливым хищникам.

Антилопа Нильгау Маяк. 1946 год.

Хищным птицам в такую смесь добавляли рыбу. Грифы согласились есть только вымоченную соленую рыбу. А вот самым несговорчивым оказался беркут, ради которого людям пришлось ловить крыс.

Известно, что взрослый бегемот в сутки должен получать от 36 до 40 кг корма. Разумеется, в блокадные годы и речи не могло быть о таком «пиршестве». Красавице давали 4-6 кг смеси из травы, овощей и жмыха, добавляя туда 30 кг распаренных опилок, просто для того, чтобы заполнить ей желудок.

Площадка молодняка. 30-е годы.

В ноябре 1941 года в зоосаде произошло пополнение: у гамадрила Эльзы родился малыш. Молока у матери не было, однако местный роддом ежедневно выделял немного донорского молока, благодаря чему гамадрильчик смог выжить.

Удивительно, однако Ленинградский зоопарк закрывался только зимой 41-42-х гг. Уже весной обессиленные сотрудники расчищали дорожки и чинили вольеры, чтобы летом пустить первых посетителей. Выставлялись 162 животных. За лето на них пришло посмотреть около 7400 ленинградцев, что доказывало необходимость такого мирного учреждения в те страшные годы.

Коллектив Лензоосада. Весна 1945 года.

Многие служители ночевали прямо в зоосаде, не желая покидать своих подопечных ни на миг. Их было немного – всего два десятка, но этого оказалось достаточно, чтобы спасти множество жизней. 16 человек были награждены медалью «За оборону Ленинграда», а сам зоопарк было решено не переименовывать, чтобы сохранить память о подвиге сотрудников-блокадников.

«Доча, тигр!»: амурская семья встретила на трассе хищницу

«У меня аж кепка поднялась», — вспоминает неожиданную встречу с тигром житель села Кундур Архаринского района Алексей Кузнецов. В начале сентября, возвращаясь с работы вместе с детьми, он встретил на дороге краснокнижного хищника, а точнее хищницу. Как позже установили сотрудники Хинганского заповедника, по трассе прогуливалась Елена — тигрица, которую вместе с братом Павликом выпустили в дикую природу в мае этого года. Она впервые показала себя людям.

«Первый раз в жизни»

Это была обычная дорога домой — Алексей Кузнецов с детьми-школьниками Викой и Мишей на своей «японке» возвращались в Кундур. Мужчина работает водителем у предпринимателей, держащих дорожное кафе «Восток» и металлопрокат.

Читать еще:  Канадец нашёл в лесу маленького котёнка, точнее он так думал

— Мы только свернули с федералки на поворот к селу. Смотрю — прям посреди дороги тигр стоит! У меня аж кепка на голове поднялась! — смеется Алексей Кузнецов. — Дети сначала не увидели, в телефонах сидели. Я закричал: «Доча, смотрите, тигр!» Я за всю жизнь один раз тигра видел — когда несколько лет назад к нам усыпленного привозили. У нас в Кундуре самая большая собака — азиатская овчарка. Так этот тигр был гораздо больше!

Для хищника встреча с людьми тоже стала неожиданной, но от этого не менее любопытной.

— Он отошел — мы проехали. Потом я развернулся и снова поехал к федералке — он опять стоит на дороге! Тигр не спешил убегать: спокойно, не торопясь, спустился, зашел в траву — только хвост оттуда торчал, — вспоминает житель Кундура. — Потом еще два раза проехали, но его уже не было.

От опасной встречи под впечатлением вся семья. Вот только шестиклассница Вика переживает, что не сняла исторический момент на телефон — на улице уже было темно. История уже облетела маленькое село. «Потом некоторые начали говорить, что тоже видели тигра, то на трассе, то у села. Не знаю, правда ли это», — констатирует Алексей Кузнецов.

«В селе активно обсуждают встречу с тигром, но никакой паники нет, — рассказал АП глава Кундура Виктор Смоляков. — Тем более пока ни собаки, ни скот не пропадал. У нас люди хищников не боятся, спокойно ходят за грибами, ягодами. Все-таки в тайге живем, знаем, что любой зверь сам боится человека, поэтому первый уйдет и сделает все, чтобы избежать встречи».

Гуляют и охотятся

В том, что кундурец действительно видел тигра, можно не сомневаться — его слова подтвердили сотрудники Хинганского заповедника.

— После того как поступил сигнал от Алексея, мы посмотрели по нашей системе позиционирования тигров — Елена в то время действительно была на этой дороге, — рассказал «Амурской правде» заместитель директора по научной работе Хинганского заповедника Вячеслав Кастрикин. — Она первый раз показала себя людям. В основном Елена и Павлик находятся на территории заповедника, но иногда выходят за его границы. И это абсолютно нормально, они изучают территорию.

Данные о перемещениях краснокнижных хищников ученые получают благодаря ошейникам с GPS-модулем — их на тигров надели перед выпуском в дикую природу. Сигналы с ошейников рассказывают о местонахождении и перемещениях тигров, а также позволяют ученым узнать, на кого они охотятся и чем питаются.

По данным Центра «Амурский тигр», обе кошки стараются держаться в пределах особо охраняемой природной территории и успешно охотятся. После анализа данных с ошейников специалисты едут по маршрутам обитания подопечных. Например, в ходе недавнего полевого выезда специалисты проверили сигналы о прогулках Елены.

Ученые нашли останки изюбря, которым полакомилась Елена. Фото: Михаил Парилов.

— Мы обследовали четыре кластера тигрицы как в заповеднике, так и в охранной зоне, в каждом из них обнаружили останки добытых ей жертв. Нашли останки двух молодых кабанов, енотовидной собаки и взрослой изюбрихи. Видно, что проблем с охотой у Елены нет. В зависимости от ситуации, она может добывать жертв разных размеров и в разных местах, — подчеркнул Вячеслав Кастрикин.

Тигры в ловушке

По словам специалиста, тигрица периодически покидает заповедник, но далеко не уходит. Такой же тактики придерживается и её брат: как показали данные с ошейника, Павлик полмесяца бродил по охранной зоне заповедника вдоль границы с Еврейской автономной областью, но недавно снова вернулся в границы ООПТ.

— Довольно дождливая погода в Приамурье постоянно приводила к сбоям в работе ошейников. Данные приходили с большим опозданием, порой сигнала не было по несколько дней, поэтому нам всем пришлось поволноваться, — признается генеральный директор Центра «Амурский тигр» Сергей Арамилев. — Потом, конечно, все данные пришли, и группа мониторинга смогла установить все особенности перемещения тигров за это время.

Как оказалось, летом Павлик решился на «побег» в Еврейскую автономию.

— Но граница двух субъектов как будто током его ударила: как только он ее пересек, сразу развернулся на 180 градусов и вернулся в заповедник, — отмечает Сергей Арамилев. — Все это, а также выход Елены, объяснимо: тигры чувствуют приближение зимы и начинают обследовать новые территории, где, возможно, у них будет зимний участок обитания. Для нас важно, что пока они находятся в лесу с достаточным количеством копытных животных и не причиняют беспокойство людям, предпочитая довольно отдаленные участки леса, где население не ведет хозяйственную деятельность.

Совсем скоро специалисты расширят наблюдение за хищниками за счет фотоловушек. Автоматические фотокамеры установят в середине осени после наступления первых заморозков. Устройства разместят в границах участков, которые тигры выбрали для постоянного обитания, сообщает пресс-центр «Амурского тигра».

Тигров Павлика и Елену изъяли из дикой природы вместе с матерью в феврале прошлого года. Взрослая тигрица повадилась охотиться на собак в селе Алексей-Никольское Приморского края. Специалисты конфликтной группы приморского охотнадзора пытались отпугнуть хищницу, но безуспешно. Тигрицу выловили и установили, что у нее есть тигрята. Малышей, которым на тот момент было около 6—7 месяцев от роду, решили не оставлять одних в тайге, отловили и доставили к матери в Центр реабилитации. После обследований взрослой кошки ученые пришли к выводу, что у нее нет шансов вернуться в дикую природу. В марте 2018 года ее отправили в Красноярский зоопарк. Тигрята больше года находились в Центре реабилитации, где их готовили к возвращению в дикую природу. 15 мая 2019 года окрепших хищников доставили из Приморья в Амурскую область. Неделю они жили в специальном временном вольере для адаптации, после чего специалисты выпустили их на свободу.

Возрастная категория материалов: 18+

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector