Zorkamilk.ru

Домашние наши друзья
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Бульдог чемпиона Формулы-1 теперь работает фотомоделью

ЖизньКуда пропали
настоящие мужчины
из «Формулы-1»?

Фанат «Формулы-1» с двадцатилетним стажем рассказывает об инфантильности мужчин-пилотов

Текст: Даня Голубцев

Прямо сейчас проходящие гонки «Формулы-1» приковывают к экранам знатную часть женской аудитории — считается, что это самый мужской вид спорта на свете. В мужчинах, участвующих в «Ф1», незнакомую с миром соревнований девушку обычно привлекает брутальность ее участников и вечные победы. Профессиональные гонщики до сих пор кажутся крепкими, настоящими мужчинами, которые играючи пролетают за час триста километров на трассе, а потом тут же идут пить пиво в ближайший бар. Однако ситуация начала меняться: в пятничных тренировках будет участвовать Сьюзи Вольфф, первая женщина за рулем болида за очень долгое время. Более того, мифы о брутальности мужчин-пилотов тоже проходят проверку на прочность. Разбираемся, как себя ведут победители в самом мужском виде спорта.

Четырехкратный чемпион «Формулы-1» Себастьян Феттель

2013 год. Гран-при «Формулы-1» в Малайзии, гонка подходит к концу. Тогда еще только трехкратный чемпион мира Себастьян Феттель идет вторым, а лидирует его напарник по команде Марк Уэббер. Себу в тот момент всего 25 лет, а Марку уже 36. Оба гонщика получают по радио приказ сохранить свои позиции до финиша, чтобы сберечь резину и ресурс двигателей. Такую тактику команды вполне можно понять — оба ее гонщика все равно окажутся на верхних ступеньках подиума, что может быть лучше? Однако молодой чемпион решил несколько иначе: он нарушает приказ собственной команды, которая его вырастила и в которой он получил все свои титулы, обгоняет более взрослого напарника, который согласно тому же приказу команды едет в экономном режиме, и выигрывает гонку. Детское «хочу-хочу-хочу», наверняка пульсирующее в голове у Феттеля в тот момент, оказалось сильнее годов тренировок и психологической закалки. В результате мы могли наблюдать один из самых грустных подиумов в «Формуле-1» за последние годы:

На подиуме слева-направо: Марк Уэббер, Себастьян Феттель, Льюис Хэмильтон

Для тех, кто не видит ничего страшного в нарушении указаний команды, следует объяснить. Всю гонку пилоту наговаривают по радио: что именно ему делать, как ехать, с какой скоростью, когда нужно идти на обгон, а когда, наоборот, пропустить. Именно от стратегии в автоспорте зависит более-менее все, поэтому приличный пилот просто обязан слушаться приказов команды. После случая в Малайзии Феттель публично извинялся, а затем публично забрал свои извинения обратно. Команда его простила, Марк Уэббер навсегда ушел из «Формулы-1» по окончании сезона.

Можно найти множество подобных примеров отчаянного ребячества пилотов, увешанных титулами и рекордами. Чемпион мира Льюис Хэмильтон запросто постит в твиттере скриншоты закрытой телеметрии своей команды, чтобы доказать свое вымышленное превосходство над напарником. Это помимо того, что он записывает рэп-альбомы, отчаянно косплеит чернокожих гангстеров и является единственным в мире обладателем пропуска в паддок «Ф1» для своей собаки. А в оправдание очередной ошибки на трассе всегда может смело заявить, что это все «потому что он черный».

Того же Феттеля, несмотря на ужасающее количество кубков, до сих пор иногда вполне заслуженно называют Бейби-Шуми, причем с упором на слово «Бейби». Себастьян очень экспрессивно, гораздо сильнее, чем другие пилоты, радуется своим победам: поет немецкие детские песни и способен восемь раз подряд крикнуть «Юхууу!» или, к примеру, зарыдать так, что усыновить его захочет любая приличная дама. Он изо всех сил прячет свою личную жизнь от глаз публики, словно подросток — порно от родителей, а также каждый год дает крайне интересные любому психоаналитику прозвища своим болидам, например, «Похотливая Мэнди». У Себа уже четыре титула, но, кажется, в своем стремлении быть самым молодым всегда и везде он точно даст двести очков вперед кому угодно.

5 секунд реакции Себастьяна Феттеля на свою победу

Не отстают от лидера последних лет и другие титулованные члены клуба самых быстрых пилотов в мире. Даже Фернандо Алонсо, несмотря на тщательно поддерживаемую сверхмаскулинную внешность и целых два чемпионских титула, довольно часто разражается настоящими истериками, а уж жаловаться на свою нелегкую жизнь, где каждый день таит в себе очередную причину для поистине королевского недовольства — вообще его стандартное поведение.

Любимец российских фанатов скорости Кими Райкконен широко известен своей репутацией частично отмороженного финскими снегами пилота. В боевой набор нашего героя входят немногословные интервью, постоянно отсутствующее выражение лица, а также уникальная суперспособность употреблять алкоголь в любой непонятной ситуации — например, уже через 15 минут после вылета с трассы. С первого взгляда кажется, что вот он — настоящий мужик, бухает когда хочет, мало говорит и много делает. Но понаблюдав за Кими подольше и попристальнее, довольно быстро приходишь к выводу, что все это поведение в стиле лапландского лесоруба во многом лишь игра на публику: раз в году он дает нормальное интервью с развернутыми и логичными ответами, кроме того, постоянно бухающий тугодум никогда бы не смог так хорошо и стабильно выступать в современных гонках. Кими словно подросток, отчаянно кричащий всему миру: «Оставьте меня в покое, я уже взрослый».

Перебирать пантеон современных пилотов «Формулы-1» на предмет puer aeternus можно просто бесконечно. Роман Грожан? Этот обладатель младенческой улыбки общается со своим гоночным инженером, кажется, исключительно громкими криками обиженного ребенка. Пастор Мальдонадо? Венесуэлец с внешностью убийцы всегда готов списать собственные промахи на всех подряд — от менеджеров команды до инженеров, — кроме себя самого. Как следует покопавшись в имидже любого пилота высшего уровня, можно легко найти синдром Питера Пэна в запущенной стадии.

Пилоты наших дней вполне могут расплакаться от поражения

Причем на фоне таких корифеев истерики и прочих серийных подростков, настоящая молодежь в «Ф1» выглядит чуть ли не образцом мужественности. Например, русский пилот Даниил Квят, которому всего 19 лет, но публичный образ он уже имеет на все 30. Его сдержанным серьезным интервью, фокусе на работе не по годам и громоподобному голосу командира как минимум роты могли бы позавидовать лучшие мачомены пелотона. Но даже в этом случае можно сказать, что Квят еще просто не развернулся в полную силу, и кто там знает, какие именно клички он будет давать своим болидам, если вдруг станет когда-нибудь чемпионом.

Так в чем же дело? Куда из гонок пропали все эти Джеймсы Ханты, дымящие сигарой и пьющие шампанское в обнимку с каждый раз новой полуголой красоткой? Ведь главное отличие нынешних пилотов от героев прошлого именно в отсутствии всех этих атрибутов плейбоя международного класса. Пилоты наших дней не позволяют себе фривольного поведения в отношении другого пола, зато вполне могут расплакаться от поражения. Не курят сигары, зато играют в видеоигры днями напролет. Не пьют, а едят мороженое. А кто пьет, так тот либо скрывает, либо, наоборот, не слишком убедительно делает это напоказ для поддержки имиджа крутого пацана.

Ответ же прост и скучен: «настоящие мужики» пропали отовсюду. Времена менялись, общество менялось, и гонки, поначалу бывшие уделом смельчаков и отчаянных мужчин, готовых идти на смертельный риск в шлеме без забрала вообще, постепенно стали шоу-бизнесом. Сегодня «Формула-1» — это спортивное развлекательное шоу мирового уровня. Да, там есть спорт, технологии, соперничество, скорость и даже опасность никуда не пропала. Но современные гонщики уже не обязаны быть «мужиками», соответствовать некоему мифу о собственной исключительности и врожденной крутости, как не обязаны ими быть и обычные мужчины в обычной жизни. Современные гонщики могут себе позволить быть просто людьми и совершать нормальные человеческие поступки, хотя и находятся за почти непробиваемым бастионом из политкорректности и маркетинговых отделов. А теперь оглянитесь вокруг и подсчитайте количество тридцатилетних мужчин, которые вешают на стенку плакат любимого супергероя, смотрят детские мультики про цветных коней и просят у жены на день рождения корабль Хана Соло из «Лего». Наверняка вы найдете множество таких. Наше общество ничего не имеет против взрослых мальчиков, так почему бы гонщикам «Формулы-1» не идти, так сказать, в ногу со временем? В конце концов, даже великие умели иногда расслабиться.

Читать еще:  Бешеная лиса в Якутии пыталась укусить автора видео через стекло

Формула-1 в 2020: 7 титул Хэмилтона, кризис Феррари и самый молодой чемпион

Но все это затмевает пандемия коронавируса

  • 26.03.2020 08:55
  • 4402 просмотра
  • 1 комментарий

Материал был готов еще до того, как Формула-1 из-за коронавируса начала отменять этап за этапом. Не факт, что в нынешнем сезоне состоится хотя бы один гран-при (для полноценного сезона нужно минимум 8 гонок), но это не повод совсем не говорить о Ф-1.

Поход за 7 чемпионством Хэмилтона, решающее время Боттаса

Пилот Мерседеса Льюис Хэмилтон максимально близко подобрался к, казалось бы, вечному рекорду Михаэля Шумахера с его 7 чемпионскими титулами. У британца уже 6 трофеев, и все указывает на то, что Льюис имеет отличные шансы сравняться с легендой Формулы-1. Кроме того, Хэмилтон всего в 7 удачных гонках от рекорда Михаэля по количеству побед на гран-при. В прошлом сезоне Хэмилтон добыл 11 побед, так что у него есть возможность выдать действительно исторический сезон.

Среди факторов, которые могут ему помешать, называют возраст, однако 40-летний Кими Райкконен демонстрирует, что у 35-летнего 6-кратного чемпиона еще достаточно времени для рекордов.

Парадокс, но у 30-летнего Боттаса этого времени, кажется, немного меньше. Пилот, имея одинаковый с Хэмилтоном чемпионский болид, за три сезона так и не доказал, что способен бороться за титул. Да, он более-менее регулярно приносит очки в Кубок конструкторов и не мешает Хэмилтону, но у Мерседеса в запасе есть молодые Джордж Расселл и Эстебан Окон. У последнего двухлетний контракт с Рено, но опция возвращения в Мерседес точно имеется.

Учитывая, что основные конкуренты значительно омолодились (Леклер у Феррари, Ферстаппен и Альбон у Ред Булла), время Боттаса в топ-команде может завершиться уже в 2020 году. Если, конечно, он неожиданно не одолеет грозного напарника. В конце концов, у Нико Росберга один раз получилось.

Новые гонки в календаре

После того, как Формулу-1 приобрела американская компания, серия активно ищет выходы на новые рынки. К счастью, пока что не в ущерб классическим этапам в Сильверстоуне, Монце или Спа. В 2020 году в Ф-1 дебютирует Гран-при Вьетнама, а также возвращается гонка в Нидерландах.

Ф-1 хочет иметь в календаре 2 гонки в Китае, но пока вместо дополнительного китайского гран-при получим Вьетнам. Нидерланды — это чисто гонка под Ферстаппена, под его безумную популярность. Впрочем, и сам трек, судя по всему, может быть интересным. Можно оценить крутой поворот в стиле «бенкинг» как на старой трассе в Индианаполисе.

Max meets the Arie Luyendijkbocht at Circuit Zandvoort

Новые гонки — это всегда интересно, особенно, если не страдают этапы с историей. Пока что календарь удалось расширить до 22-х гран-при (это рекорд), но в будущем стоит ждать и вторую гонку в США, и еще один Китай.

А что же Феррари? Скандал с мотором

С 2008 года именитая команда с самым большим бюджетом не может выиграть ни одного титула. Сложно сказать, как к этому относится руководство (привыкли?), но пока что сезон-2020 не обещает Феррари никаких прорывов. Скорее, наоборот. Проблемы начались на предсезонных тестах, где болиды Скудерии, мягко говоря, не впечатлили. Кто-то считает, что Феррари специально скрывает свой темп, а кто-то убежден, что на старте сезона даже Рэйсинг Поинт под видом Мерседеса сможет конкурировать с Алыми болидами. Менеджмент и пилоты уверяют, что они не прячут темп и реально отстают от Мерседеса и Ред Булла.

К этому добавился скандал с моторами. В прошлом сезоне, когда двигатель итальянского производителя вышел на невиданную мощность и давал Феррари перевес по 0,5 секунды на прямых, конкуренты подали протест в ФИА, уверяя, что Скудерия мошенничает. История в 2019 году не завершилась, а в феврале ФИА объявила, что завершила расследование и договорилась с Феррари, но все детали останутся в тайне. Естественно, это вызывало волну негодования со стороны 7 команд (не присоединились Альфа Ромео и Хаас — они покупают моторы Феррари), которые угрожают ФИА и Феррари судебным иском, если детали не будут раскрыты.

Это важный момент, ведь Феррари, если она нарушала регламент моторов, должны дисквалифицировать и вычеркнуть из общего зачета прошлого сезона. Это в том числе приведет к перераспределению очень солидных призовых. В общем, Феррари явно может оказаться в неприятной ситуации, когда конкуренты будут смотреть на них как на мошенников.

Это явно не добавит Феррари позитива и в без того непростое время.

Ферстаппен и Леклер — будет ли новый самый молодой чемпион?

У Макса Ферстаппена и Шарля Леклера будет последний шанс побить рекорд Себастьяна Феттеля, ставшего в 23 года самым молодым чемпионом Ф-1. А даже если Макс и Шарль не выиграют титул, то их борьба, как считают многие, станет одной из определяющих в ближайшее 10-летие в Формуле-1. В прошлом сезоне в Австрии и Великобритании молодые звезды уже показали, что между ними реально начинается противостояние.

Правда, есть основания считать, что Ред Булл подходит к сезону в лучшей форме, чем Феррари. Быки неплохо провели тесты, а команда излучает уверенность и готовится едва ли не с первого гран-при бороться с Мерседесом. Оптимизма фанам добавил Ферстаппен, который неожиданно подписал с Ред Буллом контракт до 2023 года. Ожидалось, что Макс или после этого сезона уйдет в Мерседес, или подпишет контракт летом, если Ред Булл докажет, что построил болид, способный бороться за титул.

Видимо, даже зимой команда была достаточно убедительна в своих приятных перспективах. Пока именно Ферстаппен видится главным конкурентом Хэмилтона.

Дела контрактные

Болельщики могли с предвкушением ждать сезона-2020, ведь контракты в конце года завершаются у большинства топовых пилотов. Однако Феррари уже переподписала Леклера, а Ред Булл — Ферстаппена. Макс вообще считался самым желанным активом, но Мерседесу пока придется подождать. Впрочем, на 2021 год контракты есть только у 4-х гонщиков: Ферстаппен, Леклер, Перес и Окон. Зато Льюис Хэмилтон, Валттери Боттас, Себастьян Феттель, Карлос Сайнс и Даниэль Риккардо вполне могут стать свободными агентами. Хотя больших переходов ждать не стоит.

Хэмилтону сейчас нет места в Феррари и Ред Булле, поэтому логично остаться в Мерседесе. Единственное место в топ-команде может освободиться с уходом Феттеля. Если Себ снова проведет слабый сезон, то Феррари может указать ему на дверь. А выбор у Скудерии прекрасный. Тот же Риккардо или Сайнс могут стать отличными напарниками для Леклера. Но если Феттель останется, то и Риккардо, вероятно, переподпишет контракт с Рено, потому что больше идти некуда.

Читать еще:  Кошка несколько минут покрутилась в стиральной машине и выжила

Многое завязано именно на Феттеле, и в Феррари уже заявили, что переговоры идут. Но можно не сомневаться, что команда подождет хотя бы 2-3 гонки, чтобы оценить форму немца. Последние 2-3 года Себастьян не впечатляет, и Риккардо, не скрывающий желаний перейти в Феррари, будет внимательно следить за ситуацией.

Коронавирус и Ф-1

Распространение коронавируса стало одной из главных тем последнего месяца, и болезнь серьезно влияет на проведение всех спортивных мероприятий. Формула-1 уже отменила/перенесла гран-при в Австралии, Бахрейне, Вьетнаме, Китае, Нидерландах, Испании, Монако и Баку. Вскоре будет отменен Гран-при Канады.

До конца весны гонок точно не будет. Предварительный план серии — начать в течение лета и успеть провести 15-16 гонок. Не исключается даже проведение гран-при в январе 2021 года. Ранее Ф-1 приняла решение отложить введение нового революционного технического регламента с 2021 на 2022 год, поэтому в следующем сезоне пилоты будут гоняться на этих же болидах.

Что касается этого года, то Ф-1 в ближайшие месяцы ждать не стоит. Нельзя провести все гонки на одной трассе или в одной стране, и даже в том случае, если где-то (как в Китае) пандемия пойдет на спад, то командам Формулы-1 нужно путешествовать по всему миру, и придется ждать, когда ситуация нормализуется везде.

Men’s Health. Журнал

Я очень надеюсь, что съемка получилась хорошо», — с нажимом говорит нам полуголый Льюис Хэмилтон. И держит мхатовскую паузу. Все в студии замирают вместе с ним. Потом Льюис улыбается уголками губ: «Я не женат, так что мне не помешают новые фотки на Tinder».

«Хэмилтон прибыл в отель в Лондоне после перелета из Испании, чтобы, как говорят, спасти свои отношения с Николь Шерзингер» (поп-певица из США, ее роман с автогонщиком длился с 2007 года по февраль 2015-го — MH), — это сообщил «бульварный» сайт Mail Online этим утром. И это неправда. Действующий чемпион «Формулы-1» прилетел, чтобы сделать кое-что более удивительное: сняться с обнаженным торсом для обложки Men’s Health.

Почему мы решили сделать именно такую обложку? Мы все знаем, как у пилотов «Формулы-1» устроены голова, шея и кисти рук. Но остальные части их тел скрываются под мешковатыми комбинезонами. Легендарный гонщик Джеймс Хант на вершине своей славы в конце 70-х не гнушался фотографироваться с голым торсом — а еще в компании полуодетых моделей, с выпивкой или сигаретой в руке (ну или и с тем и с другим). Времена изменились, сегодняшние пилоты — серьезные и чрезвычайно одетые ребята. Но Хэмилтон готов к экспериментам, он привык выбиваться из общего ряда.

Мулат-коротышка из английского захолустья, начинавший карьеру на потрепанном карте «с чужого плеча» и несколько раз заработавший самую престижную награду в автогонках. Глубоко верующий человек, который на трассе надеется на защиту бога («Ну, ты ведь знаешь, «Формула-1» опасна. Пилоты погибают»), хотя на самом деле за его безопасность отвечают самые продвинутые автоконструкторы в мире. Ну и, наконец, первый пилот «Формулы» на обложке Men’s Health.

Чемпион

После съемки Льюис обедает — куриная грудка, томатная сальса, овощи, стакан воды. Мы же записываем все на диктофон. «Да, съемка — это было что-то новенькое, — говорит он, откладывая в сторону нож и вилку (Хэмилтон никогда не говорит с полным ртом. У него отменные манеры). — Интересно, что из этого получится. Мне бы хотелось убедиться, что все выглядит достойно».

Хэмилтон — перфекционист во всем. Он — единственный пилот в истории F1, который выигрывал хотя бы одну гонку в каждом из сезонов на протяжении своей карьеры. И он стал первым, кто восходил на пьедестал в финале каждой из первых девяти гонок своего первого сезона. Сейчас он — четырехкратный чемпион «Формулы-1».

Весь список его титулов и достижений не поместился бы и на той его руке, что еще свободна от татуировок — а ведь до конца карьеры автогонщику еще далеко. В январе 2015 года Льюис преодолел важный рубеж: ему исполнилось 30 лет. «Я не очень-то радовался приближению этой даты, а за несколько часов до наступления 7 января я вообще подумал: вот, это последние мгновения эпохи «мне 20 с чем-то». Но день рож­дения прошел, а ничего не изменилось. Я вообще не чувствую себя старше».

Атлет

Что ж, не знаем, что у Льюиса в душе, а тело в такой же (если не в лучшей) форме, что и десять лет назад. «Ну, я ведь спортсмен, хотя публика как-то не очень осознает тот факт, что пилоты «Формулы-1» — в первую очередь именно спортсмены, атлеты. Я регулярно и интенсивно прорабатываю на тренировках все группы мышц, поскольку участие в гонках — это перегрузки, физический труд. Пульс — 150–160 ударов в минуту все то время, пока ты за рулем, а на квалификационных заездах и вовсе 180–190. А еще ты все время должен управлять своим весом.

Существует определенный лимит, он зависит от того, насколько тяжелой будет машина. В прошлом году мне пришлось сбросить шесть килограммов, с 73 до 67. Это было ой как непросто, у меня и так практически не было лишнего веса».

Впрочем, Хэмилтон не против тренировок и даже находит в них определенную прелесть — в моменты, когда к нему приковано внимание общественности. «Длинная пробежка, поездка на велосипеде или на беговых лыжах позволяют побыть вдалеке от всего этого шума. В это время я разговариваю только сам с собой. Я говорю себе: «Боль в мышцах, ты ее чувствуешь — наслаждайся ею, именно она поможет тебе пересечь финишную черту первым». Ну и вообще, если у тебя неудачный день — отправляйся на пробежку. День это уже не изменит, а твое отношение к нему — вполне».

Каждый раз, когда пилоты F1 притормаживают и входят в поворот, на них действуют перегрузки от 3,5g до 6g (это больше, чем при посадке космического корабля!). Так что на следующее утро после гонки у каждого спортсмена сильно болит шея. В молодости Хэмилтон повсюду ходил в своем шлеме, чтобы укрепить шейные мышцы — а еще он привязывал к нему разные грузы, привлекая удивленные взгляды. Сейчас у него другой подход: «Надеваю шлем, на макушку устанавливаю отягощения в 10 кг, что дает в сумме около 13 кг. Ложусь на скамью для жима так, чтобы голова свешивалась за край, и вращаю ею в разные стороны. Но даже с такой подготовкой на следующий день после заезда шея крутится со скрипом и болью».

Пока мы болтаем, скудный обед Хэмилтона остывает. «Ничего страшного. Я и так ем немного, — говорит он. — Честно? Иногда бывает денек, когда мне наплевать на режим, хочется просто валяться на диване, смотреть телик и есть всякую дрянь. Но это редкость». Зато недавно он окончательно бросил употреблять сладкие газированные напитки (привет, Red Bull!) и теперь чувствует себя «намного посвежевшим»: «Такие мелочи тоже имеют значение».

Певец

«Формула-1» — не то чтобы молодежный спорт, но Хэмилтон добился в нем практически всего, о чем можно мечтать, еще до 30 лет. Видит ли он себя в кресле болида еще через 9 лет? «Не думаю. В гонках столько всего прекрасного, но год длится так долго! Ты начинаешь тренироваться в декабре; затем с конца января и весь февраль идут тестовые заезды; а потом начинается сам сезон. Ты уезжаешь из дома на полтора месяца, потом возвращаешься на пару дней и уезжаешь снова. Ты постоянно в дороге. «Формула-1» не останавливается. Когда сезон заканчивается, уже на следующий день я еду на завод, чтобы вместе с инженерами работать над кокпитом модели следующего года. Не знаю, смогу ли я вынести еще девять лет такой жизни».

Читать еще:  Носорог протаранил автомобиль и попал на видео

Внимание — он с большей страстью говорит о музыке, чем об автогонках! Правда, пока Льюис утверждает, что это не следующая ступенька в его карьере, а «занятие, которое помогает расслабиться». Но Хэмилтон написал уже 80 песен в разных жанрах и работает над ними по мере возможности — иногда он бронирует студию звукозаписи на воскресную ночь после гонки, когда другие пилоты празднуют или восстанавливаются. «Знаете, как людям обычно не нравится их голос на видео? Вот так и я со своей музыкой. Когда ты слушаешь Адель или Бейонсе, тебе хочется плакать от удовольствия. Они в Высшей лиге. Я же… Я планирую попасть… ну, в приличную лигу».

«Мне нравятся мои тату, — говорит Льюис. — Каждая из них исполнена смысла. Я глубоко верующий человек, что и отражается в сюжетах на моей коже:

  1. На правом плече у меня «Пьета», скульптура Микеланджело — дева Мария с телом Иисуса.
  2. На правой руке — Пресвятое Сердце Иисуса Христа.
  3. «Мощный сверх меры» (Powerful beyond measure) на груди — кусок цитаты из Мэрианн Уильямсон, американского проповедницы.
  4. На груди — компас, поскольку церковь указывает мне путь.
  5. Семья также значит много для меня, так что это слово (Family) написано у меня на плече. А «Вера» (Faith) — это понятно.
  6. На спине у меня крест и крылья ангела: что бы ни подкинула тебе жизнь, поднимись над этим».

Бульдог чемпиона Формулы-1 теперь работает фотомоделью

Получить работу в Формуле-1 мечтает, наверное, каждый поклонник «Королевских гонок». И если руководителями команд становятся, в основном, бизнесмены и бывшие гонщики, а для спортивной карьеры необходимы огромные спонсорские вливания, путь инженера или механика оказывается наиболее реалистичным способом.

В большинстве случаев дорога в «Большие призы» оказывается длинной и не всегда успешной: на пути можно застрять в молодежных гоночных сериях или попасть на теплое место в каком-нибудь автоконцерне. Конечно, ведущие производители наверняка смогут предложить неплохую зарплату и, возможно, не самую скучную работу, однако для настоящего болельщика Формулы-1 такая должность станет очевидным поражением. Если ты не в гоночной команде – ты не соприкасаешься с миром «Королевских гонок». И никакие другие привилегии этого не заменят.

В конце восьмидесятых годов прошлого века шанс молодым специалистам давала компания Honda. Автопроизводитель конструировал двигатели для Формулы-1 – японская марка снабжала моторами команду McLaren, которая регулярно выигрывала чемпионские титулы. В качестве персонала, обслуживающего силовые установки, Honda посылала на гонки Формулы-1 совсем молодых сотрудников – зачастую их стаж в компании ограничивался месяцами, если не неделями. По замыслу японцев, конкурентная атмосфера Формулы-1 должна была научить новобранцев работать быстро и максимально эффективно.

Не учитывали в Honda одного – команды, которым приходилось возиться с неопытными выпускниками, совсем не горели желанием кого-то обучать. Гоночным коллективам нужен результат, а политика Honda приносила его в жертву своему стремлению растить новых специалистов. В результате в командах-клиентах сложилась парадоксальная ситуация: весь сезон конюшни находили общий язык с новыми мотористами, к середине сезона инженеры, наконец, вникали в суть автогонок и начинали приносить реальную пользу, а в конце чемпионата Honda забирала их обратно в Японию, чтобы затем выслать командам очередную порцию выпускников. Что при этом творилось в голове у отозванных инженеров, гадать не приходится: многие сравнивают работу в Формуле-1 с наркотиком, с которого невозможно слезть.

С уходом Honda из Формулы-1 подобные программы перестали пользоваться популярностью. Опытные игроки Формулы-1 предпочитают не брать людей «с улицы», а новые команды быстро разочаровываются в молодых и перспективных. Так, бывший инженерный директор команды Marussia Николай Фоменко активно обещал нанимать российских специалистов, но уже через пару месяцев признал, что в нашей стране инженеров уровня Формулы-1 просто нет. В итоге команду отдали на откуп британским специалистам, а год спустя должность потерял и сам Фоменко – теперь в формально российском гоночном коллективе нет ни одного россиянина.

Прямо сейчас возродить практику гоночных стажировок пытается чемпионский коллектив Red Bull Racing. Все организационные моменты взял на себя Infiniti – титульный спонсор команды. В отличие от Honda, эта компания не строит двигатели Формулы-1 – Red Bull Racing уже много лет пользуется силовыми установками Renault и не собирается их ни на что менять. Тем не менее, Infiniti пытается развивать партнерство с командой в других областях – к примеру, в сфере композитных материалов, трансмиссии и общей методологии работы на заводе.

В 2013 году компания устроила конкурс среди студентов и недавних выпускников технических ВУЗов: призом за победу стали три рабочих места в штаб-квартире Red Bull Racing с предоставлением жилья и служебного автомобиля. Заявки на конкурс подали полторы тысячи человек из сотни различных университетов. Среди конкурсантов были и представители России, но они не вошли в финальную дюжину, которой предстояло бороться за победу. В течение трех дней 12 финалистов проходили испытания, связанные с конструированием различных узлов для гоночного болида. Итоговых победителей выбрал экспертный совет во главе с техническим директором Red Bull Racing и самым успешным инженером за всю историю Формулы-1 Эдрианом Ньюи.

Самым старшим работником-стажером стал 25-летним Эрик ЛаРош из Университета Мэриленда, США, а самым младшим – 21-летний Джейсон Зайд из Лагуны-Бич, штат Калифорния. К американцам присоединится 23-летний британец Уильям Прист, представляющий Университет Эксетера. «Эти парни входят в список лучших инженеров своего поколения, — убежден директор проекта Infiniti в Формуле-1 Томмасо Вольпе. – Они присоединились к команде в сентябре и уже работают над проектами, в которых мы можем добиться максимального обмена технологиями между командой Формулы-1 и автопроизводителем. Дополнительно ребята участвуют в доводке Infiniti Q50 Eau Rouge, создание которого курирует четырехкратный чемпион мира Себастьян Феттель».

Последует ли Infiniti примеру Honda в плане ротации инженеров, пока не объявлено, но трио победителей уже уведомило компанию, что хочет остаться работать в Формуле-1 навсегда. «Все будет зависеть от их результативности и амбиций, — пообещал Вольпе. – Если у нас будет возможность, мы оставим их в Red Bull Racing».

Прямо сейчас ни один российский ВУЗ не готовит специалистов, способных справиться со специфическими задачами Формулы-1. Наиболее близко к решению кадровых задач «формульных» коллективов подошли в Сильверстоуне, где каждый год проходит Гран-при Великобритании. Непосредственно рядом с трассой англичане возвели учебное заведение для будущих специалистов гоночных наук: курс обучения платный и доступен всем студентам независимо от пола, возраста и гражданства.

Ну а если молодой специалист уже получил образование, обратиться можно в команду Haas: американский коллектив дебютирует в Формуле-1 в 2016 году и сейчас активно нанимает людей.

Антон Погорельский
Фото: Infiniti, Getty Images

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector