Zorkamilk.ru

Домашние наши друзья
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Дети подземелья

Краткое содержание «Дети подземелья»

Рассказ «Дети подземелья» Короленко (другое название – «В дурном обществе») написан в 1885 году. Произведение было включено в первую книгу писателя «Очерки и рассказы». В повести «Дети Подземелья» Короленко затрагивает вопросы сострадания, сопереживания, благородства, раскрывает знаковые для русской литературы темы отцов и детей, дружбы, бедности, взросления и становления личности.

На нашем сайте вы можете читать онлайн краткое содержание «Детей подземелья», а также пройти тест для проверки знания сюжета произведения.

Главные герои

Вася – сын судьи, мальчик шести лет, потерявший мать. От его лица ведется повествование.

Валек – бездомный мальчик лет семи-девяти, сын Тыбурция, брат Маруси.

Маруся – бездомная девочка лет трех-четырех, дочь Тыбурция, сестра Валека.

Другие герои

Тыбурций Драб – предводитель нищих, отец Валека и Маруси; образованный мужчина, очень любил своих детей.

Отец Васи – пан судья, отец двух детей; потеря жены стала для него большой трагедией.

Соня – дочь судьи, девочка четырех лет, сестра Васи.

Краткое содержание

1. Развалины.

Мать главного героя, Васи, умерла, когда ему было 6 лет. Убитый горем отец мальчика «будто совсем забыл» о существовании сына и только иногда заботился о дочери – маленькой Соне.

Семья Васи жила в городе Княжье-Вено. В замке за городом жили нищие, однако управляющий выгнал оттуда всех «безвестных личностей» . Людям пришлось перебраться к часовне, окруженной заброшенным кладбищем. Главным среди нищих стал Тыбурций Драб.

2. Я и мой отец

После смерти матери Вася все реже появлялся дома, избегая встречи с отцом. Иногда вечерами он играл с маленькой сестренкой Соней, которая очень любила брата.

Васю звали «бродягой, негодным мальчишкой» , но он не обращал на это внимания. В один из дней, собрав «отряд из трех сорванцов» мальчик решает пойти к часовне.

3. Я приобретаю новое знакомство

Двери часовни были заперты. Мальчики помогли Васе забраться внутрь. Неожиданно что-то темное шевельнулось в углу и товарищи Васи в испуге убежали. Оказалось, что внутри часовни находились мальчик и девочка. Вася едва не подрался с незнакомцем, но они разговорились. Мальчика звали Валек, его сестру – Маруся. Вася угостил ребят яблоками и пригласил в гости. Но Валек сказал, что Тыбурций их не отпустит.

4. Знакомство продолжается

Вася начал часто приходить к ребятам, приносил им лакомства. Он постоянно сравнивал Марусю со Своей сестрой. Маруся плохо ходила и очень редко смеялась. Валек объяснил: девочка такая невеселая оттого, что «серый камень высосал из нее жизнь» .

Валек рассказал, что Тыбурций заботиться о нем и о Марусе. Вася с огорчением ответил, что его отец совсем его не любит. Валек не поверил ему, утверждая, что, по словам Тыбурция, «судья – самый лучший человек в городе» , так как он смог засудить даже графа. Слова Валека заставили Васю по-иному посмотреть на своего отца.

5. Среди «серых камней»

Валек привел Васю в подземелье, где они жили с Марусей. Смотря на девочку в окружении серых каменных стен, Вася вспомнил слова Валека о «сером камне» , «высасывавшем из Маруси ее веселье» . Валек принес Марусе булку. Узнав, что мальчик от безысходности украл ее, Вася уже не мог играть с друзьями так же безмятежно.

6. На сцену является пан Тыбурций

На следующий день вернулся Тыбурций. Мужчина сначала рассердился, увидев Васю. Однако, узнав, что он сдружился с ребятами и никому не рассказывает об их убежище, успокоился.

Тыбурций принес с собой еду, украденную у ксендза (священника). Наблюдая за нищими, Вася понимал, что «мясное блюдо было для них невиданной роскошью» . Вася ощущал, как внутри него просыпается презрение к нищим, но всеми силами защищал свою привязанность к друзьям.

7. Осенью

Приближалась осень. Вася мог приходить к часовне уже не опасаясь «дурного общества» . Маруся начала болеть, она все худела и бледнела. Вскоре девочка совсем перестала выходить из подземелья.

8. Кукла

Чтобы развеселить больную Марусю, Вася выпросил у Сони на время большую куклу, подарок матери. Увидев куклу, Маруся, «казалось, вдруг опять ожила» . Однако вскоре девочке стало еще хуже. Ребята пытались унести куклу, но Маруся не отдавала игрушку.

Пропажа куклы не осталась незамеченной. Возмущенный исчезновением игрушки, отец запретил Васе выходить из дома. Через несколько дней он позвал мальчика к себе. Вася признался, что это он взял куклу, но отказался отвечать, кому отдал. Неожиданно появившийся Тыбурций принес игрушку. Он объяснил отцу Васи, что случилось, и сказал, что Маруся умерла.

Отец попросил у сына прощения. Он отпустил Васю к часовне, передав Тыбурцию денег.

9. Заключение

Вскоре нищие «рассеялись в разные стороны» . Тыбурций и Валек неожиданно куда-то исчезли.

Вася с Соней, а иногда даже с отцом постоянно посещали могилу Маруси. Когда пришло время оставить родной город, они «произносили над маленькою могилкой свои обеты» .

Читать еще:  Черно-огненный кролик: описание и характеристика породы

Выводы

На примере главного героя, мальчика Васи, автор показал читателю непростой путь взросления. Перенеся смерть матери и холод со стороны отца, мальчик познает настоящую дружбу. Знакомство с Валеком и Марусей открывает ему другую сторону мира – ту, где есть бездомные дети и нищета. Постепенно главный герой узнает многое о жизни, учится отстаивать то, что для него важно, и ценить близких.

Рекомендуем не ограничиваться прочтением пересказа «Детей подземелья» , а ознакомиться с полной версией произведения.

Тест по рассказу

Проверьте запоминание краткого содержания тестом:

Дети подземелья


1. Развалины

Топ 10 за сутки:
  • Свет Черной Звезды — Елена Звездная
    скачано: 313 раз.
  • День и ночь — Галина Дмитриевна Гончарова
    скачано: 200 раз.
  • Али — Саша Тат
    скачано: 111 раз.
  • Выйти Замуж Не Напасть — Клавдия Булатова
    скачано: 77 раз.
  • Жрица богини Маар — Ольга Анатольевна Булгакова
    скачано: 63 раза.
  • Вакансия за тридевять парсеков — Светлана Липницкая
    скачано: 59 раз.
  • Колдунья и полицейский — Анна Елагина
    скачано: 51 раз.
  • Осторожно! Новенькая в городе! — Ольга Янышева
    скачано: 45 раз.
  • Клан — Алиса Фомина
    скачано: 42 раза.
  • Прокляты лесной девой — Мария Крутень
    скачано: 39 раз.
в блогах
  • Поиск книг по неполным данным
    2 час 54 мин назад

    Админу
    17 дней 23 час 59 мин назад

    Спасибо всем.
    21 день 1 час 27 мин назад

    Лайк нельзя Дизлайк
    34 дня 0 час 52 мин назад

    Общение и флуд
    36 дней 7 час 26 мин назад

Отзывы:
    Нинулька о книге: Яна Егорова — Код от миллиардера
    Очень понравилась книга. Легко читается и с юмором, не могла оторваться. Понятно желание героини не строить отношения с миллиардером, чётко прописаны все чувства и размышления на этот счёт.

    nami23 о книге: Дарья Сиренина — Академия боевой магии, или пара высшего демона
    Ванильная фигня. Вот честно. Не буду говорить, что совсем не понравилось, но настолько наивно

    Margo_M о книге: Лёка Лактысева — Украденная беременность
    Все ровно. Без страстей. Безэмоционально как то. Но я дочитала.

    Анжелина о книге: Ива Лебедева — Ворона и ее лорд
    Юморная книга

    Мурасаки о книге: Сью Санна — Неправильный талисман
    Ну очень милая, до смешного наивная, но неизменно позитивная книжка об идеальных отношениях на фоне приключений в магическом мире))))) Плавный, легко написанный текст приятно читать. Мне понравилось, хотя на 1 раз!

    Дети подземелья

    Очень кратко

    Мальчик из хорошей семьи сталкивается с жестокостью и несправед­ливостью мира по отношению к нищим. Несмотря на трудности, он проявляет сострадание, доброту и благородство, помогая обездоленным.

    «Моя мать умерла, когда мне было шесть лет» — так герой повести мальчик Вася начинает рассказ. Его отец-судья горевал по жене, уделяя внимание лишь дочери Соне, так как она походила на мать. А сын «рос, как дикое деревце в поле», предоставленный самому себе, без любви и заботы.

    Местечко Княж-Городок, где живет Вася — «вонь, грязь, кучи ребят, ползающих в уличной пыли» — окружали пруды. На одном из них был остров, на острове — старый замок, ужас от которого «царил над всем городом».

    В развалинах замка жили нищие и другие «тёмные личности». Между ними происходили раздоры, и часть «несчастных сожителей» изгнали из замка. Они остались без крова, и у Васи «сжималось сердце» от жалости к ним.

    Главарём изгоев был Тыбурций Драб, обладающий страшной обезьяньей внешностью. В его глазах «светилась острая проница­тельность и ум», а прошлое «было покрыто мраком неизвестности».

    При нём изредка видели двух детишек: семилетнего мальчика и трехлетнюю девочку.

    Однажды Вася с друзьями забирается в часовню на горе возле замка. Друзья испугались «чертей» в темноте часовни и убежали, оставив его одного. Так Вася знакомится с Валеком и маленькой Марусей. Они подружились. Позднее Вася попадает в подземелье, где «две струи света… лились сверху… каменные плиты пола… стены тоже были из камня… тонули совсем в темноте». Здесь живут его новые друзья.

    Вася стал часто ходить к детям из «плохого общества». Маруся была одного возраста с его сестрой, но выглядела болезненно: тоненькая, бледная, грустная. Её любимой игрой было перебирать цветы. Валек сказал, что «серый камень высосал из неё жизнь».

    Васю мучают сомнения в отцовской любви, но Валек отвечал, что отец Васи очень справедливый судья — не побоялся даже осудить богатого графа. Вася задумывается и начинает по-другому смотреть на отца.

    О дружбе Васи с Валеком и Марусей узнает Тыбурций — он сердится, но позволяет сыну судьи ходить в подземелье, ведь его дети рады мальчику. Вася понимает, что зачастую подземелье живёт за счёт воровства, но с презрением к голодным друзьям его «привязанность не исчезла». Ему жалко больную, всегда голодную Марусю. Он носит ей игрушки.

    Осенью девочка чахнет от болезни. Вася рассказывает о больной несчастной Марусе сестре, уговаривает отдать на время её лучшую куклу, подаренную покойной матерью. И «маленькая кукла сделала почти чудо» — Маруся повеселела и стала ходить.

    Дома обнаруживают пропажу игрушки. Отец запрещает мальчику покидать дом. Вася и Валек решают вернуть куклу, но когда мальчики её забирали, Маруся «открыла глаза… и заплакала тихо-тихо… жалобно». Вася понимает, что хотел лишить своего «маленького друга первой и последней радости её недолгой жизни» и оставляет куклу.

    Отец допрашивает Василия в кабинете, заставляя признаться в воровстве.

    Его лицо было страшным от гнева: «Ты украл её и снёс. Кому ты её снёс. Говори!»

    Мальчик признается, что взял куклу, но больше ничего не говорит. Слезы капали из глаз, но внутри «подымалась жгучая любовь» к тем, кто пригрел его в старой часовне.

    Вдруг появляется Тыбурций, отдаёт куклу и все рассказывает господину судье. Отец понимает, что его сын не вор, а добрый и отзывчивый человек. Он просит Васю простить его. Тыбурций сообщает, что Маруся умерла, и отец отпускает Васю попрощаться с девочкой. Он даёт ему деньги для нищих.

    После этих событий Тыбурций и Валек «неожиданно исчезли» из города, как и все «темные личности».

    Каждый год, весной, Вася и Соня носили цветы на могилку Маруси — здесь они читали, думали, делились юношескими мыслями и планами. И, покидая город навсегда, «произносили над маленькой могилкой свои обеты».

    Читать онлайн «Дети подземелья» автора Короленко Владимир Галактионович — RuLit — Страница 1

    Моя мать умерла, когда мне было шесть лет. Отец, весь отдавшись своему горю, как будто совсем забыл о моем существовании. Порой он ласкал мою маленькую сестру Соню и по-своему заботился о ней, потому что в ней были черты матери. Я же рос, как дикое деревцо в поле, — никто не окружал меня особенно заботливостью, но никто и не стеснял моей свободы.

    Местечко, где мы жили, называлось Княжье-Вено, или, проще, Княж-городок. Оно принадлежало одному захудалому, но гордому польскому роду и напоминало любой из мелких городов Юго-западного края.

    Если вы подъезжаете к местечку с востока, вам прежде всего бросается в глаза тюрьма, лучшее архитектурное украшение города. Самый город раскинулся внизу над сонными, заплесневшими прудами, и к нему приходится спускаться по отлогому шоссе, загороженному традиционной «заставой»[1]. Сонный инвалид лениво поднимает шлагбаум[2], — и вы в городе, хотя, быть может, не замечаете этого сразу. «Серые заборы, пустыри с кучами всякого хлама понемногу перемежаются с подслеповатыми, ушедшими в землю хатками. Далее широкая площадь зияет в разных местах темными воротами еврейских «заезжих домов»; казенные учреждения наводят уныние своими белыми стенами и казарменно-ровными линиями. Деревянный мост, перекинутый через узкую речушку, кряхтит, вздрагивая под колесами, и шатается, точно дряхлый старик. За мостом потянулась еврейская улица с магазинами, лавками, лавчонками и с навесами калачниц. Вонь, грязь, кучи ребят, ползающих в уличной пыли. Но вот еще минута — и вы уже за городом. Тихо шепчутся березы над могилами кладбища, да ветер волнует хлеба на нивах и звенит унылою, бесконечною песней в проволоках придорожного телеграфа.

    Речка, через которую перекинут упомянутый мост, вытекала из пруда и впадала в другой. Таким образом, с севера и юга городок ограждался широкими водяными гладями и топями. Пруды год от году мелели, зарастали зеленью, и высокие, густые камыши волновались, как море, на громадных болотах. Посредине одного из прудов находится остров. На острове — старый, полуразрушенный замок.

    Я помню, с каким страхом я смотрел всегда на это величавое дряхлое здание. О нем ходили предания и рассказы один другого страшнее. Говорили, что остров насыпан искусственно, руками пленных турок. «На костях человеческих стоит старое замчище», — передавали старожилы, и мое детское испуганное воображение рисовало под землей тысячи турецких скелетов, поддерживающих костлявыми руками остров с его высокими пирамидальными тополями и старым замком. От этого, понятно, замок казался еще страшнее, и даже в ясные дни, когда, бывало, ободренные светом и громкими голосами птиц, мы подходили к нему поближе, он нередко наводил на нас припадки панического ужаса, — так страшно глядели черные впадины давно выбитых окон; в пустых залах ходил таинственный шорох: камешки и штукатурка, отрываясь, падали вниз, будя гулкое эхо, и мы бежали без оглядки, а за нами долго еще стоял стук, и топот, и гоготанье.

    А в бурные осенние ночи, когда гиганты-тополи качались и гудели от налетавшего из-за прудов ветра, ужас разливался от старого замка, и царил над всем городом.

    В западной стороне, на горе, среди истлевших крестов и провалившихся могил, стояла давно заброшенная часовня. У нее кое-где провалилась крыша, стены осыпались, и вместо гулкого с высоким тоном медного колокола совы заводили в ней по ночам свои зловещие песни.

    Было время, когда старый замок служил даровым убежищем всякому бедняку без малейших ограничений. Все, что не находило себе места в городе, потерявшее по той или другой причине возможность платить хотя бы и жалкие гроши за кров и угол на ночь и в непогоду, — все это тянулось на остров и там, среди развалин, преклоняло свои победные головушки, платя за гостеприимство лишь риском быть погребенными под грудами старого мусора. «Живет в замке» — эта фраза стала выражением крайней степени нищеты. Старый замок радушно принимал и покрывал и временно обнищавшего писца, и сиротливых старушек, и безродных бродяг. Все эти бедняки терзали внутренности дряхлого здания, обламывая потолки и полы, топили печи, что-то варили и чем-то питались — вообще как-то поддерживали свое существование.

    Однако настали дни, когда среди этого общества, ютившегося под кровом седых развалин, пошли раздоры. Тогда старый Януш, бывший некогда одним из мелких графских служащих, выхлопотал себе нечто вроде звания управляющего и приступил к преобразованиям. Несколько дней на острове стоял такой шум, раздавались такие вопли, что по временам казалось — уж не турки ли вырвались из подземных темниц. Это Януш сортировал население развалин, отделяя «добрых христиан» от безвестных личностей. Когда наконец порядок вновь водворился на острове, то оказалось, что Януш оставил в замке преимущественно бывших слуг или потомков слуг графского рода. Это были все какие-то старики в потертых сюртуках и «чамарках»[3], с громадными синими носами и суковатыми палками, старухи, крикливые и безобразные, но сохранившие при полном обнищании свои капоры и салопы. Все они составляли тесно сплоченный аристократический кружок, получивший право признанного нищенства. В будни эти старики и старухи ходили с молитвой на устах по домам более зажиточных горожан, разнося сплетни, жалуясь на судьбу, проливая слезы и клянча, а по воскресеньям они же длинными рядами выстраивались около костелов[4] и величественно принимали подачки во имя «пана Иисуса» и «панны Богоматери».

    Привлеченные шумом и криками, которые во время этой революции неслись с острова, я и несколько моих товарищей пробрались туда и, спрятавшись за толстыми стволами тополей, наблюдали, как Януш во главе целой армии красноносых старцев и безобразных старух гнал из замка последних, подлежавших изгнанию жильцов. Наступал вечер. Туча, нависшая над высокими вершинами тополей, уже сыпала дождиком. Какие-то несчастные темные личности, запахиваясь изорванными донельзя лохмотьями, испуганные, жалкие и сконфуженные, совались по острову, точно кроты, выгнанные из нор мальчишками, стараясь вновь незаметно шмыгнуть в какое-нибудь из отверстий замка. Но Януш и старые ведьмы с криком и ругательством гоняли их отовсюду, угрожая кочергами и палками, а в стороне стоял молчаливый будочник, тоже с увесистою дубиной в руках.

    И несчастные темные личности поневоле, понурясь, скрывались за мостом, навсегда оставляя остров, и одна за другой тонули в слякотном сумраке быстро спускавшегося вечера.

    С этого памятного вечера и Януш и старый замок, от которого прежде веяло на меня каким-то смутным величием, потеряли в моих глазах всю свою привлекательность. Бывало, я любил приходить на остров и хоть издали любоваться его серыми стенами и замшенною старою крышей. Когда на утренней заре из него выползали разнообразные фигуры, зевавшие, кашлявшие и крестившиеся на солнце, я и на них смотрел с каким-то уважением, как на существа, облеченные тою же таинственностью, которою был окутан весь замок. Они спят там ночью, они слышат все, что там происходит, когда в огромные залы сквозь выбитые окна заглядывает луна или когда в бурю в них врывается ветер.

    Я любил слушать, когда, бывало, Януш, усевшись под тополями, с болтливостью семидесятилетнего старика начинал рассказывать о славном прошлом умершего здания.

    Но с того вечера и замок и Януш явились передо мной в новом свете. Встретив меня на другой день вблизи острова, Януш стал зазывать меня к себе, уверяя с довольным видом, что теперь «сын таких почтенных родителей» смело может посетить замок, так как найдет в нем вполне порядочное общество. Он даже привел меня за руку к самому замку, но тут я со слезами вырвал у него свою руку и пустился бежать. Замок стал мне противен. Окна в верхнем этаже были заколочены, а низ находился во владении капоров и салопов. Старухи выползали оттуда в таком непривлекательном виде, льстили мне так приторно, ругались между собой так громко. Но главное — я не мог забыть холодной жестокости, с которою торжествующие жильцы замка гнали своих несчастных сожителей, а при воспоминании о темных личностях, оставшихся без крова, у меня сжималось сердце.

    Застава — заграждение при въезде в город. Устраивалась вначале для защиты от врагов, затем — для сбора денег с проезжающих. Традиционная застава — обычная застава

    Ссылка на основную публикацию
    Adblock
    detector