Zorkamilk.ru

Домашние наши друзья
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Одноглазому и глухому псу всё же удалось найти любящую семью

Одноглазому, трехногому и глухому на одно ухо песику все-таки повезло найти любящую семью

Восемь лет назад молодая девушка выходила из автобуса на остановке и вдруг увидела как рядом притормозила машина и оттуда с силой выбросили на дорогу что-то лохматое, маленькое и заскулившее от боли.

Девушка бросилась к пострадавшему животному и это оказалась небольшая собака с рыжеватой шерстью. При падении она упала на голову и сильно повредила один глаз.

Девушка сразу же позвонила своей маме Алише Брандт и потом мать и дочь повезли собаку к ветеринару. Там выяснилось, что пес мужского пола очень худой и глухой на одно ухо, а травма его глаза оказалась такой серьезной, что вскоре глаз пришлось удалить.

За этой маленькой и слабой собакой похоже вообще никак не ухаживали, а судя по тому, что ее выбросили на дорогу как мусор, еще и жестоко с ней обращались. Алише Бранд стало очень жаль собаку и она захотела взять ее к себе домой.

«В нашу жизнь он ворвался так же внезапно, как вылетел из машины, и он был таким слабеньким, что чудом пережил в ветклинике первую ночь», — рассказывает Алиша.

Когда песик немного поправился после операции, Алиша и ее дочь взяли его к себе и сначала решили дать красивое прозвище «Капитан Джек Воробей Чудесный одноглазый пес», но потом передумали и назвали его просто Мипли.

Однако несчастья не оставляли собаку. Вскоре после переезда в дом Аиши Мипли неудачно прыгнул с дивана и сломал заднюю лапу, причем так сильно, что ветеринар сказал, что лучше всего будет ее удалить совсем. Так Мипли стал еще и трехногим.

После этого Мипли кажется наконец избавился от неудач и зажил обычной собачьей жизнью в хорошей семье. Несмотря на свои физические недостатки, он обожает бегать и играть.

Когда Мипли попал к Аише, ему было около двух лет, а сейчас ему уже лет десять. И он настоящая личность со своими чертами характера и привычками. Он так и не прибавил в весе и росте и весит сейчас всего-навсего около 4 фунтов (2 кг), но он очень активный и любит следовать с семьей Брандт везде, куда они пойдут.

Алиша и ее дочь обожают путешествовать и теперь всегда берут с собой и Мипли.

«Когда люди впервые видят Мипли, они обычно начинают называть его бедным маленьким страдальцем, им его очень жаль и они всегда ласкают и гладят его, а Мипли обожает это».

Со здоровьем у Мипли и сейчас не все хорошо, у него есть проблемы с балансом и координацией и он часто наклоняет голову набок — все это последствия того удара головой об асфальт. Но с остальным у него сейчас все в порядке.

Как глухой и слепой пёс Широ помогает животным, которых предали люди

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Наши питомцы всегда нас любят в ответ на нашу доброту и заботу о них. Они очень тяжело переживают предательство. Как и у людей, плохое обращение навсегда оставляет шрамы на их доверчивых сердцах. Очень небольшое количество людей свято соблюдает заповедь «мы в ответе за тех, кого приручили». Причём люди относятся часто плохо не только к животным, но и к друг другу.

Маленький пёсик, которого столько раз бросали и предавали те, кому он верил, кого он любил, сохранил в своём сердце столько любви и ласки, что людям должно быть просто стыдно. Широ родился глухим и практически слепым. За свою короткую жизнь он успел сменить 2 приюта и 12 приёмных семей. Его жизнь очень резко изменилась, когда в ней появилась одна женщина, которая уже несколько лет занимается тем, что помогает животным, попавшим в беду.

Сейчас Широ нашёл свой новый дом. Дом, где его любят, где он нужен. Его хозяйка, Шерил Смит, посвятила себя спасению брошенных животных. В её доме находят приют те, с кем плохо обращались, те, кто вырос на улице, те, кого туда выбросили. Шерил ухаживает за ними, лечит, помогает найти любящую семью.

Почти два года назад Смит познакомилась с Широ и он её просто очаровал. Женщина узнала его историю и поняла насколько ему необходим дом. Шерил приняла решение взять его к себе. «Столько раз он переживал столь горькое разочарование, когда его брали, а потом отдавали обратно. Я не могла допустить, чтобы это случилось с ним ещё раз», — рассказала Смит в интервью изданию The Dodo.

Бедного пса столько раз бросали, что он до сих пор тревожится, что это может случиться опять. Каждый раз, когда Шерил сажает его в машину, чтобы куда-нибудь съездить, Широ плачет. Он боится, что его высадят где-нибудь и оставят.
Несмотря на всё это, у пёсика оказалось очень большое любящее сердце. В доме Шерил постоянно появляются питомцы, нуждающиеся в заботе и Широ помогает им освоиться. Он делает всё, чтобы успокоить новеньких, заставить их чувствовать себя желанными и любимыми, пока они не уедут в свой новый дом.

Читать еще:  Что делать если кошка грызет провода

Смит рассказывает: «Сразу после того, как я привезла Широ домой, я спасла беременную собаку. Она была слишком больна и слаба, чтобы заботиться о своих щенках. Широ залез к ним и начал их облизывать. Он проделал это со всеми. Это было просто потрясающе!»

С тех пор он так делал с каждым новым гостем. Он способен терпеливо сидеть с котятами, щенками, со взрослыми собаками и кошками. Смит говорит, что животные начинают доверять Широ намного раньше, чем ей.
Самый последний друг Широ — крошечный дикий котёнок по имени Тини Толли. Шерил нашла его на улице настолько истощённым, что он был близок к смерти. С самого первого момента, как Тини Толли появился в доме, Широ просто не отходил от него.

Даже после того, как котёнок восстановил свои силы, пёс постоянно подходит, чтобы поцеловать его. Конечно, котику потребовалось некоторое время, чтобы перестать бояться большой собаки. Новая обстановка, новый дом, большущий пёс, который бродит рядом, всё это пугало Тини. В конце концов, котёнок начал поправляться, чувствовать себя лучше, осваиваться. И в этом Тини Толли очень помог Широ.

Многим людям стоит поучиться тому, что несмотря на всё зло, которое вам причиняют, можно сохранить добро и любовь, и делиться этим с теми, кто в этом так нуждается!
Если вас интересуют наши братья меньшие, которые способны на те же эмоции, что и люди, прочтите нашу статью о котике, который настолько жалеет питомцев приюта, что старается отпустить их всех на свободу.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

20 мощных фильмов, которые потрясут вас до глубины души

Существуют фильмы, которые рассказывают о самых зловещих и отвратительных человеческих деяниях, показывают самые печальные людские судьбы, человеческую жестокость и обнажают наши пороки.

Многие режиссеры в своих творениях стремятся показать нам полное низложение всех моральных норм. Их фильмы вызывают горячие обсуждения и особенно тяжелы для просмотра, так как касаются тёмных сторон человеческой психики и потрясают бессмысленной жестокостью. Для чего же смотреть такое кино? Для того, чтобы помнить о том, что все мы люди.

Кичику: Банкет чудовищ

кадр: «Кичику: Банкет чудовищ» Это малоизвестный японский фильм Кадзуёси Кумакири, ставший культовым. В нём рассказывается о небольшой банде, лидера которой посадили в тюрьму, где он вскоре совершил самоубийство. Новость о суициде предводителя внесла смуту в ряды группы, и возникла необходимость в избрании нового главы. Борьба за власть, недоверие и паранойя выливаются в безумное кровопролитие.

кадр: «Сербский фильм» Вы не можете себе представить, на какие экстремальные извращения способен человек. Этот фильм запрещён к показу во многих странах из-за натурального изображения изнасилований, некрофилии и педофилии. Фильм рассказывает о бывшем порноактёре Милоше, который живёт спокойной жизнью, любит свою жену и маленького сына. Однажды он получает настолько заманчивое предложение, что не в силах отказаться. Эта съёмка должна обеспечить будущее его семьи, но то, что происходит далее, повергает в ужас.

Сало, или 120 дней Содома

кадр: «Сало, или 120 дней Содома» Декаданс человечества в чистом виде. Последняя работа Пьера Паоло Пазолини основана на романе маркиза де Сада, от имени которого происходит термин «садист». Это фильм-притча, где основной сюжет заключается в том, что состоятельная группа итальянских фашистов держит в плену молодых юношей и девушек, которых подвергают насилию и пыткам. По признанию Пазолини, его фильм – это метафора на отношения современной власти, которую он ненавидел, и человека.

Девушка по соседству

кадр: «Девушка по соседству» Эта криминальная драма основана на реальных событиях и убийстве девочки. Мэг с младшей сестрой поселяется у своей тёти после трагической гибели родителей. Придирки и оскорбления тётушки Руфь к сёстрам перерастают в физические пытки и действия сексуального характера. В издевательствах ей охотно помогают трое сыновей и их друзья. Соседний мальчишка отчаянно хочет помочь девушке, но едва ли ему это под силу.

Пак Чхан Ук снял этот психологический детектив о ничем не примечательном бизнесмене по имени О Дэ Су. В день рождения дочери его похищают и запирают в неизвестном месте, где держат на протяжении 15 лет. Всё это время он не имеет ни малейшего представления о том, кто так бесцеремонно обращается с его жизнью. О Дэ Су не знает, выберется ли когда-нибудь на свободу, но гнев и жажда мести нарастают.

кадр: «Необходимая смерть» Гилберт – кинодокументалист, который планирует создание своего очередного фильма. Он надеется снять процесс самоубийства «от первоначального замысла до заключительного акта». И тут появляется Мэтт, мужчина с неоперабельной опухолью головного мозга, который решает свести счёты с жизнью, прежде чем боль станет невыносимой. У Мэтта завязываются дружеские отношения с Гилбертом и остальными членами съёмочной группы, поэтому им сложно удержаться от желания помешать его планам.

Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли?

кадр: «Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли?» Это драма режиссёра Сидни Поллака о танцевальном марафоне во времена «Великой депрессии». Победителям обещают вручить 1500 долларов, что привлекает к турниру даже беременную участницу. Но танцевальный марафон становится опасным соревнованием на выносливость. Пары выбывают одна за другой. Из-за жёстких условий умирает партнёр Глории.

Читать еще:  Самые толстые коты

кадр: «Нити» Нарастающий конфликт между СССР и США приводит к тому, что страны обмениваются ядерными ударами и начинается глобальная война. О последствиях мы узнаём из истории нескольких семей в британском городе Шеффилде. Радиация отравляет воздух и всё окружающее. Пара, ожидающая ребёнка, боится, что новорожденный появится с мутациями. Предстаёт мрачная, но реалистичная картина со всеми ужасами ядерного сценария.

Дорогой Закари: письмо сыну о его отце

кадр: «Дорогой Закари: письмо сыну о его отце» Курт Кенни снял эту документальную ленту в память о его друге Эндрю, который погиб, не подозревая, что его подруга Ширли беременна будущим сыном. Родители Эндрю начинают бороться с Ширли за опекунство, и несовершенство законов ведёт к очередной трагедии. Эта кинолента должна была стать посланием для Закари о том, каким был его отец. Но Закари не суждено было её увидеть.

Одноглазому и глухому псу всё же удалось найти любящую семью

© Волжина Н., Гурова И., Хинкис В., перевод на русский язык, наследники, 2015

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2015

Беседу начал орангутанг в большой железной клетке, приготовленной к овечьему загону. Ночь была душная, и, когда мы с Гансом Брайтманом прошли мимо него, волоча наши постели на форпик парохода, он поднялся и непристойно затараторил. Его поймали где-то на Малайском архипелаге и везли показывать англичанам, по шиллингу с головы. Четыре дня он беспрерывно бился, кричал, тряс толстые железные прутья своей тюрьмы и чуть не убил матроса-индийца, неосторожно оказавшегося там, куда доставала длинная волосатая лапа.

– Тебе бы не повредило, мой друг, немножко морской болезни, – сказал Ганс Брайтман, задержавшись возле клетки. – В твоем Космосе слишком много Эго.

Орангутанг лениво просунул лапу между прутьями. Никто бы не поверил, что она может по-змеиному внезапно кинуться к груди немца. Тонкий шелк пижамы треснул, Ганс равнодушно отступил и оторвал банан от грозди, висевшей возле шлюпки.

– Слишком много Эго, – повторил он, сняв с банана кожуру и протягивая его пленному дьяволу, который раздирал шелк в клочья.

Мы постелили себе на носу среди спавших матросов-индийцев, чтобы обдавало встречным ветерком – насколько позволял ход судна. Море было как дымчатое масло, но под форштевнем оно загоралось, убегая назад, в темноту, языками тусклого пламени. Где-то далеко шла гроза: мы видели ее зарницы. Корабельная корова, угнетенная жарой и запахом зверя в клетке, время от времени горестно мычала, и в тон ей отзывался ежечасно на оклик с мостика впередсмотрящий. Внятно слышался тяжелый перебор судовой машины, и только лязг зольного подъемника, когда он опрокидывался в море, разрывал эту череду приглушенных звуков. Ганс лег рядом со мной и закурил на сон грядущий сигару. Это, естественно, располагало к беседе. У него был успокаивающий, как ропот моря, голос и, как само море, неисчерпаемый запас историй, ибо занятием его было странствовать по свету и собирать орхидеи, диких животных и этнологические экспонаты для немецких и американских заказчиков. Вспыхивал и гас в сумраке огонек его сигары, накатывалась за фразой фраза, и скоро я стал дремать. Орангутанг, растревоженный какими-то снами о лесах и воле, завопил, как душа в чистилище, и бешено затряс прутья клетки.

– Если бы он сейчас выходил, от нас бы мало что оставалось, – лениво промолвил Ганс. – Хорошо кричит. Смотрите, сейчас я его буду укрощать, когда он немножко перестанет.

Крик смолк на секунду, и с губ Ганса сорвалось змеиное шипение, настолько натуральное, что я чуть не вскочил. Протяжный леденящий звук скользнул по палубе, и тряска прутьев прекратилась. Орангутанг дрожал, вне себя от ужаса.

– Я его остановил, – сказал Ганс. – Я научился этот фокус в Могун Танджунге, когда ловил маленькие обезьянки для Берлина. Все на свете боятся обезьянок, кроме змеи. Вот я играю змея против обезьянки, и она совсем замирает. В его Космосе было слишком много Эго. Это есть душевный обычай обезьян. Вы спите или вы хотите послушать, и тогда я вам расскажу история, такая, что вы не поверите?

– Нет такой истории на свете, которой бы я не поверил, – ответил я.

– Если вы научились верить, вы уже кое-чему научились в жизни. Так вот, я сделаю испытание для вашей веры. Хорошо! Когда я эти маленькие обезьянки собирал – это было в семьдесят девятом или восьмидесятом году на островах Архипелага, вон там, где темно. – он показал на юг, примерно в сторону Новой Гвинеи. – Майн готт! Лучше живые черти собирать, чем эти обезьянки. То они откусывают ваши пальцы, то умирают от ностальгия – тоска по родине, – потому что они имеют несовершенная душа, которая остановилась развиваться на полпути, и – слишком много Эго. Я был там почти год и там встречался с человеком по имени Бертран. Он был француз и хороший человек, натуралист до мозга костей. Говорили, что он есть беглый каторжник, но он был натуралист, и этого с меня довольно. Он вызывал из леса все живые твари, и они выходили. Я говорил, что он есть святой Франциск Ассизский, произведенный в новое воплощение, а он смеялся и говорил, что никогда не проповедовал рыбам. Он продавал их за трепанг – bêche-dе-mer.

Читать еще:  Самая красивая кошка в мире - фото и описание

И этот человек, который был король укротителей, он имел в своем доме вот такой в точности, как этот животный дьявол в клетке, большой орангутанг, который думал, что он есть человек. Он его нашел, когда он был дитя – этот орангутанг, – и он был дитя и брат и комише опера для Бертрана. Он имел в его доме собственная комната, не клетка – комната, с кровать и простыни, и он ложился в кровать, и вставал утром, и курил своя сигара, и кушал свой обед с Бертраном, и гулял с ним под ручку – это было совсем ужасно. Герр готт! Я видел, как этот зверь разваливался в кресле и хохотал, когда Бертран надо мной подшучивал. Он был не зверь, он был человек: он говорил с Бертраном, и Бертран его понимал – я сам это видел. И он всегда был вежливый со мной, если только я не слишком долго говорил с Бертраном, но ничего не говорил с ним. Тогда он меня оттаскивал – большой черный дьявол – своими громадными лапами, как будто я был дитя. Он был не зверь: он был человек. Я это понимал прежде, чем был знаком с ним три месяца, – и Бертран тоже понимал; а Бими, орангутанг со своей сигарой в волчьих зубах с синие десны, понимал нас обоих.

Я был там год – там и на других островах, – иногда за обезьянками, а иногда за бабочками и орхидеями. Один раз Бертран мне говорит, что он женится, потому что он нашел себе хорошая девушка, и спрашивает, как мне нравится эта идея жениться. Я ничего не говорил, потому что это не я думал жениться. Тогда он начал ухаживать за этой девушкой, она была французская полукровка – очень хорошенькая. Вы имеете новый огонь для моей сигары? Погасло? Очень хорошенькая. Но я говорю: «А вы подумали о Бими? Если он меня оттаскивает, когда я с вами говорю, что он сделает с вашей женой? Он растащит ее на куски. На вашем месте, Бертран, я бы подарил моей жене на свадьбу чучело Бими». В то время я уже кое-что знал про эта обезьянья публика. «Застрелить его?» – говорит Бертран. «Это ваш зверь, – говорю я, – если бы он был мой, он бы уже был застрелен».

Тут я почувствовал на моем затылке пальцы Бими. Майн готт! Вы слышите, он этими пальцами говорил. Это был глухонемой алфавит, целиком и полностью. Он просунул своя волосатая рука вокруг моя шея и задрал мне подбородок и посмотрел в лицо – проверить, понял ли я его разговор так хорошо, как он понял мой.

«Ну, посмотрите! – говорит Бертран. – Он вас обнимает, а вы хотите его застрелить? Вот она, тевтонская неблагодарность!»

Но я знал, что сделал Бими моим смертельным врагом, потому что его пальцы говорили убийство в мой затылок. В следующий раз, когда я видел Бими, я имел на поясе пистолет, и он до него дотронулся, а я открыл затвор показать ему, что он заряжен. Он видел, как в лесах убивают обезьянки, и он понял.

Одним словом, Бертран женился и совсем забыл про Бими, который бегал один по берегу, с половиной человечьей душа в своем брюхе. Я видел, как он там бегал, и он хватал большой сук и хлестал песок, пока не получалась яма, большая, как могила. И говорю Бертрану: «Ради всего на свете убей Бими. Он сошел с ума от ревности».

Бертран сказал: «Он совсем не сошел с ума. Он слушается и любит мою жену, и если она говорит, он приносит ей шлепанцы». – И он посмотрел на своя жена на другой конец комната. Она была очень хорошенькая девушка.

Тогда я ему сказал: «Ты претендуешь знать обезьяны и этот зверь, который доводит себя на песках до бешенства, оттого что ты с ним не разговариваешь? Застрели его, когда он вернется в дом, потому что он имеет в своих глазах огонь, который говорит убийство – убийство». Бими пришел в дом, но у него в глазах не был огонь. Он был спрятан, коварно – о, коварно, – и он принес девушке шлепанцы, а Бертран, он повернулся ко мне и говорит: «Или ты лучше узнал его за девять месяцев, чем я за двенадцать лет? Разве дитя зарежет свой отец? Я выкормил его, и он мое дитя. Больше не говори эта чепуха моей жене и мне».

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector