Zorkamilk.ru

Домашние наши друзья
11 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Любимые собаки писателей и поэтов

9 знаменитых поэтов и писателей, которым помогали творить их любимые собаки

Собаки стали друзьями и любимцами многих известных людей. А писателям они еще и дарят вдохновение.

Антон Чехов

Собаки были любовью Чехова. Встретить их читатель может на страницах многих произведений автора: «Каштанка», «Вишневый сад», «Ванька», «Хамелеон», «Дама с собачкой».

Собаки присутствовали не только в рассказах, но и в его реальной жизни. Антон Павлович любил как породистых животных, так и дворняг. Последним он даже придумал благородное прозвище — «дворяне».

Но больше всего писателю были по душе таксы. В Мелихово у него жили две собаки этой породы. Они носили медицинские клички, дополненные отчествами — Бром Исаевич и Хина Марковна. Антон Павлович любил вести с ними беседы, которые потом входили в тексты его произведений.

Агата Кристи

Пес Тони появился у маленькой Агаты в пятилетнем возрасте. С тех пор ее любовь к этим животным только усиливалась. Доказательство тому — посвящение терьеру Питеру, которое предваряет роман «Безмолвный свидетель». Этот же пес стал прототипом главного героя произведения. Пролог этого романа называется «Превыше всего — собака». В нем героиня не может расстаться со своим четвероногим другом даже при угрозе голода.

Владимир Маяковский

Собаки играли важную роль в творчестве и жизни Маяковского. У Владимира Владимировича даже была кличка «Щен». И дело вовсе не в громогласных отрывистых стихотворных строчках, напоминающих лай. Как и пес, поэт был преданным и бескорыстным по отношению к тем, кого любил. Очень хорошо это знала его главная муза, Лиля Брик. Неслучайно свою книгу воспоминаний о Маяковском она так и назвала — «Щен».

Такая же кличка была у одного из его питомцев, которого он подобрал на улице. Вообще Маяковский часто обласкивал беспризорных дворняг. В своих стихах он упоминает, что даже готов отдать им, голодным, собственную печенку.

Еще одна собака поэта — бульдог Булька. Она была с Маяковским до самого его последнего часа.

Александр Куприн

Куприн называл животных четвероногими господами, а среди них более всего выделял собак. И неспроста. Однажды любимец Александра Ивановича, пес Сапсан, рискуя своей жизнью, спас дочь писателя от бешеной собаки. Позднее Куприн напишет рассказ от имени Сапсана, где изложит собачьи (считайте — свои) мысли о людях, животных, событиях и многом другом. Так огромный пес меделянской породы, позировавший вместе с писателем на многих фотокарточках, навсегда войдет в мировую литературу.

Собаки у Куприна встречаются во многих произведениях: «Белый пудель», «Пиратка», «Собачье счастье», «Барбос и Жулька», «Завирайка» и других.

Франсуаза Саган

Собаки присутствовали в жизни Франсуазы Саган с детства. В поместье ее отца жила такса, у которой к старости парализовало задние лапы. Животное не бросили, а сконструировали бедолаге подобие инвалидной коляски — тележку, на которой она передвигала поврежденные конечности. Такое трепетное отношение к собакам у Франсуазы Саган осталось навсегда. Она даже признавалась, что глаза пса искреннее глаз любовника.

У писательницы долгое время жила немецкая овчарка по кличке Верзер. Несмотря на грозный вид, пес был ласковее кошки. Когда же. Вердер тяжело заболел и Франсуазе пришлось закончить его страдания, она очень тяжело переживала это расставание.

Последние годы жизни писательницу тоже окружали собаки. Для них она четырежды в день лично варила еду. Они же избавляли ее от нестерпимого чувства одиночества, которое преследовало француженку всю жизнь и выплескивалось на страницы ее романов.

Станислав Лем

У польского писателя-фантаста жил пес Бартек. Это был огромный кобель, который в 8 месяцев весил уже 34 кг. При своих внушительных размерах Бартек был добрейшим существом. Он ласкался к хозяину и облизывал всех незнакомцев.

Лему очень нравились большие собаки, похожие на волков. До Бартека у писателя была эльзасская овчарка. Эти большие преданные друзья давали Лему, пережившему холокост, чувство защищенности.

Вальтер Скот

Вальтер Скот был известным собачником. Даже одну из пород назвали в честь героя его романа «Гай Мэннеринг» — Денди Динмонт.

Четвероногим друзьям в доме писателя было многое позволено. Они в любое время заходили в кабинет хозяина, выпрыгивали через окна. У романиста жили псы разных пород: грейхаунды Дуглас и Перси, а также денди динмонт терьеры. Писатель дал им клички в честь любимых приправ — Горчица, Кетчуп и Перец.

Из-за хромоты Вальтер Скот чаще передвигался верхом. В поездках его всегда сопровождал дирхаунд Майда, похожий на большого дога. Похоронен пес под его скульптурой у входа в дом писателя.

На памятнике в Эдинбурге Вальтер Скот запечечатлен с Майдой, который положил голову на колени хозяина.

Михаил Пришвин

Пришвин держал охотничьих собак, так как был заядлым охотником. Немецкая легавая Нерль попала на страницы его рассказа «Натаска Нерли». Но с этим псом охота не слишком удавалась. А вот сеттер Жалька полностью оправдала ожидания хозяина.

Тема охоты с собаками прослеживается во многих произведениях автора. Большая часть написана на основе личного опыта Михаила Михайловича. Так что все псы, которые жили у Пришвина (лайки, пойнтеры, легавые, сеттеры, спаниели), дарили ему не только радость общения, но и вдохновение для творческой деятельности.

Стивен Кинг

Король мира ужасов свою четвероногую любимицу Молли называет «Исчадие зла». Эта собака породы вельш-корги пемброк, по высказываниям писателя, хочет захватить мир. Собаки этой породы нередко присутствуют и на страницах романов Кинга

Молли — долгожительница, ей уже 30 лет. Стивен Кинг часто позирует на фото в футболке с её портретом и шутит, что так ему велела сделать Молли.

Среди авторов мировой литературы любовь к своим собакам настолько велика, что отражалась в их произведениях. Эти четвероногие друзья не только вдохновляли своих хозяев, но и часто становились прообразами героев мировых бестселлеров.

Известные писатели и их домашние животные

Известные писатели и их домашние животные

Известные писатели и их домашние животные. Для нас писатели не просто авторы произведений, а учителя, священнослужители и психологи. Мы превозносим их над человеческой обыденностью, замечаем только их гениальность, талант, но не видим в них простых людей со слабостями, проблемами и тревогами. Однако в действительности они ничем не отличались от нас в быту: так же утром пили кофе, не любили мыть посуду и заводили домашних животных. Эта статья покажет другую сторону жизни любимых авторов – простую, человеческую, с большой любовью к нашим верным спутникам — домашним питомцам.

Чарльз Диккенс

Английского писателя а причисляют к выдающимся прозаикам-реалистам, он очень любил романтические символы, тайны и знаки. Это повлияло не только на его произведения, но и на выбор домашних животных. Современники вспоминали, что Диккенс везде появлялся с любимым компаньоном – вороном по имени Грип. Грип умел разговаривать, однако в действительности это был не один, а три разных ворона с одинаковым именем. Именно Грип стал прототипом одноименной птицы в романе «Барнаби Радж», а в предисловии автор рассказал о своем любимце подробнее.

Читать еще:  Осенняя фотосессия с домашними животными - примеры идей

Когда молодой журналист Эдгар Аллан По писал отзыв на «Барнаби Радж» для газеты «Saturday Evening Post», он заинтересовался символическим образом зловещей птицы. Так появилось известное мистическое стихотворение По «The Raven». Сегодня чучело ворона Диккенса можно увидеть в отделе редких книг на третьем этаже библиотеки в Филадельфии.

Эрнест Хемингуэй

Племянница писателя Хилари Хемингуэй вспоминала в книге «Кошки Хемингуэя: иллюстрированная биография», что писатель и его четвертая жена Мэри относились к кошкам с чрезвычайной нежностью. Элегантные создания были настоящими хозяевами в их доме: кошкам даже можно было ходить по столу и есть из тарелки писателя.

В письме к близкому другу Джанфранко Иванчичу Хемингуэй вспоминает последние минуты своего кота Вилли, который попал под машину, как самый трагический момент своей жизни: «Он мурлыкал и тогда, казалось, был уверен, что мне под силу все исправить».

В настоящий момент в доме-музее Хемингуэя живет более 60 кошек, все они – потомки любимцев писателя.

Антон Чехов и собаки

Русский писатель Антон Чехов с любовью относился ко всем собакам – как домашним, так и бездомным. Современники вспоминают, что Чехов, когда жил в Ялте, подкармливал половину бездомных собак города, а двух даже держал у себя дома – Тузика и Каштана.

Однако больше всего Чехову нравились таксы, поскольку у них «лапы кривые, тела длинные, но ум необычайный». Таксы Бром и Хина постоянно жили в усадьбе Мелихово, причем хозяин называл своих собак всегда полными именами — Бромом Исаевичем и Хиной Марковной. В письмах Чехов вспоминает, что таксы радовались его возвращению в имение и всегда встречали хозяина возле дома. Они и до сих пор там, но теперь – бронзовые.

Данте Габриэль Россетти

Английский поэт и художник-прерафаэлит Данте Габриэль Россетти дома содержал настоящий зоопарк. Однако жемчужиной этого зоопарка и любимцем Россетти был вомбат Топ. Ожидая прибытия животного по морю, Россетти писал: «Может ли быть мир на земле, пока я не получу своего вомбата?».

Вомбата Россетти увековечили в литературном произведении: некоторые критики считают, что именно Топ является прототипом Сони из книги «Алиса в стране чудес» Льюиса Кэрролла.

Эдит Уортон

Американская писательница Эдит Уортон любила собак, но лишь очень маленьких, особенно – породы чихуахуа. Уортон носила их на плечах или на руках, называя «маленьким сердцебиением». В имении Уортонов был отдельный «собачий уголок», где домашние любимцы проводили время, когда Эдит принимала гостей. Поговаривают, что муж писательницы Тедди Уортон ревновал жену к ее многочисленным собачкам, которым она уделяла больше внимания, чем ему.

Когда собаки умирали, Уортон хоронила их на отдельном кладбище, которое она могла видеть из окна своей комнаты. На одной из могил можно увидеть надпись «Миме, которая умерла в январе 1902 года». От депрессии после смерти любимицы Миме, Уортон лечилась писательством. Именно так появился известный роман «The House of Mirth» («Дом радости»).

Беатрис Поттер

Английская детская писательница и иллюстратор, которая подарила миру Кролика Питера, среди всех возможных животных выбрала… мышей. Хладнокровная британская леди держала каждую мышь в клетке до определенного времени, а именно, до момента рисования следующей иллюстрации в книге. Госпожа Поттер кормила их, давала имена, даже играла с животными, но потом… расчленяла, чтобы лучше изображать мышей на своих иллюстрациях. Вот почему рисунки писательницы такие реалистичные и яркие.

Шарль Пьер Бодлер

Французский символист Шарль Бодлер, который имел имидж мрачного и эпатажного поэта, решил, что лучшее домашнее животное – это тарантул. Своего тарантула Бодлер держал в банке на подоконнике, чтобы тот мог видеть улицу. Если знать об этом, строки «и пауки, гадкие и мохнатые, протянут аж в мозг ниточки» из Бодлерового стихотворения «Сплин» будут звучать по-новому.

Вирджиния Вулф

Британская писательница-модернист Вирджиния Вулф с большой нежностью относилась к собакам, которых ценила не за преданность, а за атмосферу домашнего уюта, который эти животные создавали. «Вы это называете сентиментальным – возможно – но все же собака – представляет – не могу придумать другое слово – частную сторону жизни», – писала Вулф.

Спаниель Пинки появился в доме Вирджинии и Леонарда благодаря близкой подруге писательницы Виты Сэквилл-Уэст. Леонард Вулф долго отказывался принять подарок Виты, но потом так привык к щенку, что даже заверял, что Пинки убедил его в существовании Бога. Именно жизнь Пинки стала одной из основных тем переписки между Вирджинией и Витой. Историю нежной дружбы Вулф и ее спаниеля описал в своей книге «Shaggy muses» американский физиолог Маурен Адамс.

Фланнери О’Коннор

Американская писательница Фланнери О’Коннор, автор книги, «Мудрая кровь», держала в своем загородном доме не обычных кошек или собак, а… павлинов. Современники вспоминают, что в усадьбе писательницы в Милледжвилле свободно гуляли около ста павлинов.

О’Коннор любила этих птиц не только за красоту, но и за то, что гордые создания открывают ее не каждому, о чем она писала так: «Когда павлин поворачивается спиной, зритель, как правило, начинает ходить вокруг него, чтобы увидеть птицу спереди; но павлин будет продолжать поворачиваться, чтобы его не увидели. В действительности нужно стоять на месте и ждать, пока павлин сам не решит себя вам показать. Тогда вы увидите зелено-бронзовые арки вокруг него, которые напоминают плеяду солнечных ореолов. В это мгновение большинство людей не могут вымолвить ни слова».

Эти прекрасные существа появляются на страницах ее произведений как символ другого мира: «Павлин стоял неподвижно, словно неземное виденье, которое сошло к ним с лучезарных высот», «На хвосте нестерпимым блеском искрили планеты, и с каждой смотрел обведенный зеленым ободком глаз на фоне яркого солнца. Оно переливалось всеми оттенками: от золотисто-зеленого до розово-оранжевого», – писала О’Коннор в одном из рассказов.

В каждое письмо, которое она посылала, «королева южной готики» вкладывала перо павлина как символ своей дружбы. Своему кумиру, поэту, Роберту Лоуэллу, Фланнери послала в подарок перо полтора метра длиной. По воспоминаниям современников, Лоуэлл посмотрел на него и мрачно сказал: «Это именно то, чего мне не хватало в жизни».

Карл Сэндберг

Американский поэт-модернист Карл Сэндберг решил, что лучшее домашнее животное – это не кот, собака или даже не павлин, а коза нубийской породы. Вдвоем с женой Лилианой-Паулой они держали коз на своей загородной ферме в Арканзасе.

Сегодня никого не удивишь наличием коз на ферме, однако для Сэндбергов они были не скотом, а домашними животными. Карл знал каждую козу по имени и даже получил квалификацию профессионального дояра, чтобы его животным не было больно давать молоко. Жена писателя вспоминала, что Карл гордился наградой за лучшее молоко в округе не меньше, чем Пулитцеровской премией.

Читать еще:  Самые симпатичные маленькие собачки в мире

Уильям Берроуз

«Как и все идеальные создания, кошки, – практичные», – писал битник Берроуз. И добавлял: «Кошки не предлагают услуги, кошки предлагают себя. Конечно, они хотят ласки и крыши над головой. Но за любовь невозможно не платить».

Американский нонконформист так любил кошек, что даже посвятил им автобиографическую новеллу «Кот внутри», которая увидела свет в 1986-м. В книге, немного грустной и ностальгической, писатель рассказывает о своих котах и анализирует всю историю существования человека и кошки. Заканчивается новелла такими словами: «Мы – кошки внутри. Мы кошки, которые не могут гулять сами по себе, и мы имеем лишь одно пристанище».

Как можно увидеть из подборки, писатели очень любят домашних животных, причем не только собак или кошек. Каждый из творцов объясняет свою любовь по-разному, но более лаконично об этом сказал американский писатель Морис Сендак. Когда его спросили, почему он так обожает свою овчарку Мелвилла, Сендак пожал плечами и ответил: «Я просто ненавижу людей».

Кошатники против собачников

М иссисипи Иосифа Бродского, Булька Владимира Маяковского, Бокс Второй Владимира Набокова и другие питомцы русских писателей и поэтов из двух непримиримых лагерей — кошатников и собачников.

Кошатники

Надежда Тэффи

Тэффи, написавшая целую кошачью книгу про Тигрокота и Белолапку, была большой любительницей кошек. Более того, она не могла простить другим людям равнодушное к ним отношение: «Для меня человек, не любящий кошек, всегда подозрителен, с изъяном, наверное. Неполноценный. Люди для меня делятся на тех, кто любит кошек и кто их не любит. Человек, не любящий кошек, никогда не станет моим другом. И наоборот, если он кошек любит, я ему много за это прощаю и закрываю глаза на его недостатки».

Надежда Тэффи была настолько привязана к своим домашним питомцам, что, когда по случаю 300-летия дома Романовых ее пригласили в императорский дворец, писательница приехала туда в сопровождении пяти кошек. Видимо, сказался прошлый опыт путешествий без них: «Мне было бы не так грустно и скучно в этом противном Биаррице, если бы у меня была кошка. С кошкой мне было бы легче». Поэтому, когда Тэффи эмигрировала и обосновалась в Париже, она, несмотря на крошечную квартирку и стесненные средства, все-таки разделила дом с котом.

Иосиф Бродский

Для Иосифа Бродского коты были буквально тотемными животными — он любил рисовать их, использовать кошачьи словечки в речи и даже признавался в своей мечте стать котом.

Коты стали и героями его поэзии. Одному из них, котенку Пасу, Бродский посвятил целую оду:

Конечно, коты жили и у поэта дома. В Ленинграде — Кошка в белых сапожках, уже в эмиграции — Большой Рыжий. Самым известным котом Бродского стал Миссисипи, который появился у него в Нью-Йорке. Миссисипи был предметом гордости Бродского, и особо значимым гостям поэт предлагал в знак уважения его разбудить. Миссисипи сопровождал Бродского в поездках за город, где увлеченно носился за белками. Когда поэт умер, Миссисипи очень тосковал по нему и еще долгое время продолжал одиноко спать в его кресле.

Марина Цветаева

Первым котом Марины Цветаевой был черный Васька, о котором она вспоминала в дневнике: «Мы вновь и вновь обегаем дом, взлетаем на антресоли, по нашей лестнице — когда-то мы увидим ее? Черный Васька, взъерошенный от объятий, тоже, как и мы, в дорожной лихорадке. Весь багаж обнюхан им поштучно. Кот напутствует вещи в иные края и дома».

Когда Цветаева вышла замуж за Сергея Эфрона, у них жили сначала Кусака, а потом Атос: «Серый пушистый дымчатый зеленоглазый кот развалился на моем письменном столе. Огромный кот возлежит на спине, чуть извернувшись, лапы — кверху, наслаждаясь сном, как только кошки умеют. Отрешенно. Самозабвенно». Одному из любимых котов, который прожил в доме Цветаевой всего три дня, а потом ушел и не вернулся, она посвятила стихотворение:

Владислав Ходасевич

По воспоминаниям Владислава Ходасевича, его первыми словами были «Кыс, кыс». Так началась любовь к кошкам, которая, как писал поэт, «проходит через всю мою жизнь и меня радует, что с их стороны пользуюсь я взаимностью. Мне нравится заводить с ними летучие уличные знакомства и, признаюсь, моему самолюбию льстит, когда бродячий и одичалый кот по моему зову подходит ко мне, жмется к ногам, мурлычет и идет за мной следом».

Главным котом в жизни Ходасевича был черный Мурр: «Мурр являлся ко мне в любой час дня или ночи и до тех пор кричал (несколько в нос) «Сыграем! Сыграем!» — покуда я не соглашался сыграть с ним в прятки. Он носился по комнатам, прячась за мебель и за портьеры и заставляя меня его отыскивать, — и готов был длить забаву до бесконечности, хотя у меня уже ноги подкашивались от утомления. Зато и нет ничего более трогательного, чем кошачья дружба. Она проявляется в особенности тогда, когда плохи ваши обстоятельства или тяжело у вас на душе. Положительно могу утверждать, что стоило мне быть расстроенным — кот, до этой минуты не обращавший на меня внимания, тотчас приходил ласкаться. Это кошачье участие всегда исполняет меня глубокого умиления».

Когда Мурр умер, Ходасевич посвятил ему стихи:

Новые коты впоследствии так и не смогли заменить Ходасевичу любимого Мурра.

Собачники

Антон Чехов

Антон Чехов был большим поклонником такс. У него жили сразу две — черный Бром Исаевич и рыжая Хина Марковна. Имена для своих питомцев Чехов выбрал как настоящий врач: бром и хина были самыми популярными в его время лекарствами. В письмах Николаю Лейкину, хозяину родителей его такс, Чехов подробно описывал жизнь своих любимцев: «Таксы Бром и Хина здравствуют. Первый ловок и гибок, вторая неуклюжа, толста, ленива и лукава. Первый любит птиц, вторая тычет нос в землю. Оба любят плакать от избытка чувств. Понимают, за что их наказывают. У Брома часто бывает рвота. Влюблен он в дворняжку. Хина все еще невинная девушка. Любит гулять по полю и лесу, но не иначе как с нами. Драть их приходится почти каждый день; хватают больных за штаны, ссорятся, когда едят, и т. п. Спят у меня в комнате».

Владимир Набоков

Еще одним любителем такс был Владимир Набоков. Сначала таксы жили в его родительском доме, позже писатель завел собственных: «В раннем детстве я еще застал на садовом угреве двух тучных старичков, Лулу и Бокса Первого. Спал Бокс-первый всегда на расшитой подушке в углу козетки. Седоватая морда с таксичьей бородавкой, выдающей породу, заткнута под бедро, и время от времени его еще крутенькую грудную клетку раздувал глубокий вздох. Он так стар, что устлан изнутри сновидениями о запахах прошлого. Около 1904 года отец привез с Мюнхенской выставки щенка, из которого вырос сварливый, но удивительно красивый Трейни (я назвал его так, потому что длиной и коричневостью он походил на спальный вагон). Одна из музыкальных нот моего детства — это истеричное тявканье Трейни, преследующего зайца, которого ему никогда не удавалось загнать, по дебрям нашего вырского парка, откуда он возвращался в сумерках (моя встревоженная мать долго, высвистывая его, в дубовой аллее) с давно уже дохлым кротом в зубах и с репьями в ушах …Затем кто-то подарил нам другого щенка, Бокса Второго, внука Хины и Брома, принадлежавших доктору Антону Чехову. Этот окончательный таксик последовал за нами в изгнание, и еще в 1930-ом году в пригороде Праги (где моя овдовевшая мать жила на крохотную пенсию чешского правительства), можно было видеть неохотно ковыляющего далеко позади своей хозяйки этого пса, раздражительного, страшно старого, гневающегося на чешский длинный проволочный намордник — эмигрантскую собаку в заплатанном, плохо сидящем пальтеце».

Как впоследствии говорил Набоков, его такса Бокс Второй была единственным, что связывало писателя с русской литературой.

Читать еще:  Ванские кошки: фото и характеристики породы, какова цена турецкого вана в России

Владимир Маяковский

Владимир Маяковский нисколько не кокетничал в стихотворении «Я люблю зверье»: к собакам он действительно относился со всей нежностью. Его первым питомцем была Щеня — помесь дворняги с сеттером.

Как вспоминала Лиля Брик: «Они были очень похожи друг на друга. Оба — большелапые, большеголовые. Оба носились, задрав хвост. Оба скулили жалобно, когда просили о чем-нибудь, и не отставали до тех пор, пока не добьются своего. Иногда лаяли на первого встречного просто так, для красного словца. Мы стали звать Владимира Владимировича Щеном. Стало два Щена — Щен большой и Щен маленький».

Потом у него появился и французский бульдог Булька, которого он привез из Парижа в подарок Лиле Брик. Но Маяковский сам так привязался к этой собаке, что она сопровождала его везде и всюду. Булька была с Маяковским и в его последний день жизни.

Александр Куприн

Среди питомцев Александра Куприна была даже обезьянка Марья Ивановна. Но любимцами писателя были собаки. Когда он жил в Гатчине, в его усадьбе обитало сразу восемь сенбернаров (первых двух щенков Куприну подарил Леонид Андреев). Особым псом в жизни Куприна стал «необычайной красоты и силы пес красно-песочной масти, весом свыше шести пудов», охотничий меделян по кличке Сапсан.

Однажды он спас маленькую дочь писателя Ксению от бешеной собаки, и Куприн отблагодарил своего пса вечной жизнью в литературе — написал рассказ «Сапсан» от лица самого пса: «Посредине улицы мчалась собака, черная, в белых пятнах, с опущенной головой, с висящим хвостом, вся в пыли и пене. Нянька убежала визжа. Маленькая села на землю и заплакала. Собака неслась прямо на нее. От ужаса вся шерсть на мне вздыбилась, но я превозмог себя и загородил телом Маленькую. Это уже было не единоборство, а смерть одному из нас. Я сжался, выждал краткий, точный миг и одним скачком опрокинул пеструю на землю. Потом поднял за шиворот на воздух и встряхнул. Она легла на землю без движения, плоская и теперь совсем нестрашная. Но Маленькая очень перепугалась. Я привел ее домой. Всю дорогу она держала меня за ухо и прижималась ко мне, и я чувствовал, как дрожало ее маленькое тельце. Не бойся, моя Маленькая. Когда я с тобой, то ни один зверь, ни один человек на свете не посмеет тебя обидеть».

Кошка дожила до 19 лет благодаря… любви к собакам

Метки новости:
кошка , собака

Лента собачьих новостей

Интересные разделы сайта:
Породы собак

[ Видео в конце новости ]

Мурку подарили нижегородке Анжеле Клоковой, когда она была ребенком. Теперь у нее самой есть сынишка, а кошка в доме все та же.

Наступающий год Кота 19-летняя Мурка будет встречать вместе со всей семьей Клоковых. Причем в прямом смысле. По словам хозяев, она не меньше их самих каждый раз ждет, когда накроют праздничный стол, пробьют куранты и придет время распаковывать подарки. Этот момент она любит больше всего.

— Мы сами сначала удивлялись и не верили, что наша Мурка осмысленно относится к происходящему, — говорит хозяйка кошки Анжела Клокова. – Но потом заметили, что она каким-то шестым чувством понимает: скоро будет торжество! А это значит, что ей тоже сделают подарок – ее любимый корм в яркой упаковке. Она сразу начинает суетиться, ластится ко всем и пытается принимать активное участие во всех делах. И так уже 19 лет!

Мурку родители подарили Анжеле на День рождения, когда девочке исполнилось шесть лет. Милого котенка «русской дворовой» породы купили на рынке на пару со щенком пуделька, оба были совсем крохотные. Анжела подарку несказанно обрадовалась, а щенок и котенок с первой минуты подружились и были неразлучны. Мурка и Джулька играли, резвились, ели из одной миски, когда их вывозили на дачу – защищали друг друга от чужаков. Все только диву давались…

Так было десять лет. А потом Джулька заболела. Выходить ее не удалось, Джулька умерла. Мурка очень сильно переживала: ходила по квартире, бежала к двери, когда кто-то приходил, обнюхивала диван, где еще совсем недавно они вместе спали с Джулькой, как будто все время искала ее и не могла найти… Кошка угасала: она перестала играть, все больше лежала в темном местечко, свернувшись калачиком.

— Видно, кончился Муркин век, — переживали хозяева. – Но ведь с другой стороны, и возраст-то у нее уже какой?! Десять лет! Старенькая она у нас.

«А не спеши ты нас хоронить. »

Но рано было записывать Мурку в пенсионеры. Родители Анжелы вскоре купили другого пуделька – привыкли, что в доме есть собака. И тут Мурка ожила! Она стала заботиться о маленькой Пульке так же, как когда-то заботилась о Джульке. «Умывала» ее каждое утро, учила играть, кушала вместе с ней – в общем, практически заменила ей мать. И сама как будто получила второе дыхание – снова начала резвиться как прежде.

Недавно у Анжелы появился свой ребенок – очаровательный сынишка Тимур, а кошка в доме все та же. Мурке уже 19 лет. Конечно, годы дают о себе знать: она стала более степенной, смотрит свысока на хозяев, которые пытаются ее приголубить и не всегда позволяет себя погладить. Но в грядущую новогоднюю характер наверняка возьмет свое. Мурка будет бегать хвостиком за хозяйкой и снова искать с нетерпением под елкой свой подарок – любимое лакомство в праздничной упаковке.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector